МЫ ПОМНИМ!
В год 75-летия Великой Победы представляем Вам истории работников «Газпром добыча Надым». Это рассказы о боевых и трудовых подвигах, которые совершили в годы войны родственники наших коллег.
Наша Победа. Моя история
Практически в каждой семье по крупицам собирают и бережно хранят память о родственниках, на долю которых выпали испытания Великой Отечественной войны. Вот лишь некоторые из миллионов таких историй.
БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК
Галерея памяти.
Портреты из семейных архивов
работников «Газпром добыча Надым».
Служили два товарища
Рассказ Яны Сироты
Фотография аэроклуба. 1936 год
Это рассказ о моём прадеде Степане Васильевиче Буцком. В сороковых он служил в Мелитопольском аэроклубе. Любил небо и учил молодёжь летать на самолете У-2, прозванном в народе «кукурузником». Был у него друг Вася Христов, работавший там же механиком, он обеспечивал безопасность учебных полётов. Оба молодые, весёлые, совершенно непьющие друзья избегали шумных компаний и, как говорится, дружили семьями. Один был русским, другой – болгарином. Вот такая интернациональная дружба.
И было бы у них всё хорошо, но вдруг в мирную жизнь ворвалась страшная война с фашистской Германией. Было друзьям по 28 лет, и однажды они не вернулись с работы домой – ушли в действующую армию, но через несколько дней снова появились в Мелитополе. Верховный Главнокомандующий отдал приказ срочно подготовить как можно больше лётного состава. И друзей вернули в распоряжение аэроклуба. Днём и ночью Степан взлетал в небо с курсантами, обучая их мастерству и умению ориентироваться по местности, а Василий ремонтировал старенькие учебные самолёты.
Степан Буцкий и Василий Христов
Стоило даже чуть-чуть ошибиться, и ты в зоне досягаемости вражеских орудий!
С фронта шли тревожные сообщения, жестокий враг наступал, бои приближались к Мелитополю. Пришёл день, когда друзей призвали на фронт. Попали они в один лётный полк: Степан – лётчиком эскадрильи связи, а Василий его механиком. Прадед доставлял приказы командующего фронта, Штаба армии, перевозил в расположения полков командиров всех рангов. Его инструктировали – где враг, где стоят зенитные батареи. Стоило даже чуть-чуть ошибиться, и ты в зоне досягаемости вражеских орудий! Самолёт бы сбили, враг узнал о времени и направлении атаки наших войск! И наступление было бы сорвано. А это гибель солдат, поражение на целом участке фронта. Спокойствие, решительность, разумный риск командира обеспечивали успех всей эскадрильи, Степан не провалил ни одного задания. За время отечественной войны Буцкий произвёл 971 полет с налётом 1587 часов без единой аварии!
С боевыми товарищами
Друзья защищали родной Мелитополь, потом Крым. Но немцы наступали. Степан и Василий оказались вместе со своим полком в Новороссийске. Немало хлебнули горя, принимая участие в боях на Кавказе и обороне Сталинграда. Когда в войну на стороне фашистской Германии вступила Болгария, пришёл приказ болгар вывести из действующей армии. Степан воспользовался тем, что он был командиром эскадрильи связи, и во время одного из полётов в штаб вместе с генералом попросил его изменить в документах Василия Христова национальность. Тот пообещал помочь друзьям, так болгарин Христов стал в военных документах греком и продолжил службу в одном полку со Степаном.
Схватки шли невероятно жестокие. Враг был разбит, город освобождён.
Наконец, наступил перелом. Наши перешли в наступление, враг покатился назад. Советские войска приступили к прорыву немецкой обороны «Вотан», преграждающей им путь в Крым и низовья Днепра. А была эта оборона развёрнута в районе Мелитополя. Схватки шли невероятно жестокие. Враг был разбит, город освобождён. Василий нашёл жену Полину и дочь Аллу! Они рассказали, что жена Степана вместе с дочерью Валей и сыном Вовой находится недалеко, у родни в Херсонской области в селе Калга. И генерал разрешил Степану вместе с другом слетать к семье.
Фотография уличного боя в Мелитополе
Калга уже была освобождена от фашистов. Ещё за неделю до этого через село отступали бесконечные колонны фрицев. Однажды среди них оказался русский, который у каждого встречного жителя села спрашивал, у кого живёт молодая учительница из Мелитополя. Все отвечали, что в селе нет такой. Но после этого пополз слушок, что это муж Анны Мозговой (Буцкой) отступал с фрицами! Всё сходилось: Анна – учительница – сбежала от немцев из Мелитополя. Анна ловила на себе косые взгляды, переживала, но твёрдо верила, что Стёпа воюет на фронте. Как только стихли разрывы снарядов, и потухло зарево пожаров со стороны Мелитополя, люди вышли на улицы села, стали заниматься хозяйством. Вдруг видят, над селом кружит наш «кукурузник» и садится как раз на кукурузное поле! Что тут сталось, все побежали за село! Смотрят, а из самолета прыгнули на землю два человека. Один высокий, лётчик, на груди награды, идёт людям навстречу и улыбается. Тут младшая сестра его жены как закричит: «Стёпа! Это же Стёпа Анин!» И повисла у лётчика на шее. Все стали обнимать Степана и его друга. А как встретился Степан с женой и детьми, сколько было слез и радости, не передать словами. Пробыл он с родными пару часов и улетел обратно в расположение эскадрильи.
...буквально на глазах уже подходивших к аэродрому немцев забрал на борт друга. Спас его от неминуемой смерти, рискуя собственной жизнью.
Долгим был путь друзей к Победе. Преследуя врага уже на его земле, они дошли до реки Одер. И всегда приходили друг другу на помощь. Так однажды враг сделал неожиданный бросок и оказался вблизи временного аэродрома – базы их эскадрильи. Был отдан приказ срочно покинуть аэродром, и самолеты тут же взлетели! Приземлились на новом месте, а Христова Василия нет! Через минуту Степан поднял самолет в небо и направил к покинутому аэродрому. Быстро приземлился и буквально на глазах уже подходивших к аэродрому немцев забрал на борт друга. Спас его от неминуемой смерти, рискуя собственной жизнью. А Василий, оказалось, замешкался, пытаясь прихватить с собой все дефицитные детали.
Легендарный «кукурузник»
Друзья были уверены, что скоро будут в Берлине, но судьба распорядилась по-своему. В войну ввязалась Япония, угрожая нашему Дальнему Востоку. Воздушная армия, в которой служили Степан и Василий была переброшена на новый фронт. Анна Буцкая получила вдруг письмо-треугольник от сослуживца Степана, где было написано: «Степан женился на монголке, не волнуйтесь». Так и поняла, что муж в Монголии. Потом полк воевал с японцами на территории Китая. И вот пришла Великая Победа, завоеванная с такими муками и жертвами! Степан был награждён медалью «За победу над Японией», орденами Великой Отечественной Войны I и II степени, медалью «За победу над Германией». Орден «Красной Звезды» он получил ещё в начале войны. Командование высоко оценило проявленное Буцким мужество и отвагу и рекомендовало его для участия в Параде Победы на Красной Площади в Москве.
Больше месяца провёл Степан в тренировочных полетах на одном из военных аэродромов Подмосковья, чтобы в чёком строе полететь в небе над Красной Площадью. Демобилизовались друзья в разное время, но дружба Степана и Василия продолжилась и в мирное послевоенное время до самых последних дней их жизни. Они собирались по праздникам то у Буцких, то у Христовых. И всё вспоминали, и вспоминали свою молодость и годы войны.
Дата призыва – июнь 1941 года
Рассказ Екатерины Лисиной
Как сложилась бы судьба паренька из башкирской деревни, если бы не война? Кто знает? Володя Уршеев родился в 1914-ом, в небогатой семье, поднимавшей ещё трех сыновей. Время перемен создавало новый мир, но до «светлого будущего» было далеко. Четыре класса школы – и закончилась учёба. Нужно было работать в колхозе, управляться с домашним хозяйством – Володя жил обычной сельской жизнью. Пришло время и невесту приискать, но тут грянула война.
Владимир Уршеев (второй справа) с товарищами
На фронт рядовой Уршеев отправился с особенным багажом – на русском языке он говорил значительно хуже, чем на татарском. Но общительность, умение найти подход к любому человеку и природная мудрость быстро сработали и на расширение русского словаря молодого бойца, и на обучение военной науке.

А «наука» досталась ему непростая, из тех, что всегда на передовой. Владимир Уршеев был определён в связисты, начав свой фронтовой путь на Северо-Кавказском фронте. Попадались ли вам военные фильмы, посвящённые связистам? Нет таких, промелькнёт в кадре-другом солдат с катушкой, протягивающий линию связи, и всё на этом. А ведь связисты, решая, казалось бы, очевидную задачу – наладить связь между подразделениями и в случае обрыва исправить её повреждения, постоянно были на линии огня!
«Я не понимаю, как мне удалось выжить!?»
Бойцы из подразделений связи обеспечивали взаимодействие войск, координацию совместных действий – и враг это отлично знал. В то время связь держалась на обычном полевом проводе. При артиллерийском налёте его секло осколками. Связисту, несмотря ни на что, нужно было идти и искать обрыв. Пока другие пережидали обстрел в траншеях, связисты под градом снарядов делали всё, чтобы восстановить связь.

Одна такая вылазка «туда и обратно», по воспоминаниям солдат, «всё равно что сходил в атаку». Обратно в окоп, перёвел дух, а тут опять обрыв. И никуда не денешься, приходилось лезть под сумасшедший огонь – связь в бою нужна не меньше, чем оружие. Вспоминая войну, Владимир Уршеев часто повторял: «Я не понимаю, как мне удалось выжить!?»

Многие связисты получили Звезду героя посмертно, погибнув под огнём врага, но соединив провода. Фото из свободных источников
Сколько боевых товарищей потерял он на полях сражений – не знает никто, но его самого словно берегла судьба. Даже в ожесточённых боях на Кавказе в 1942-ом, получив страшное осколочное ранение в голову и руку, он выжил! Пролежав в январе почти сутки во дворе, а потом в сарае, где было ненамного теплее, Уршеев дотянул до госпиталя и восстановился, уже через год воевал снова.

В марте 1943-его старший сержант Владимир Уршеев, командир взвода отдельной роты связи, был награждён самой главной солдатской медалью «За отвагу». Впереди были ещё тысячи километров поволоки, которая должна была обеспечить наступление советских войск связью. Северо-Кавказский, Юго-Западный, Четвёртый и Третий Украинский, Первый Белорусский фронт… Военный маршрут не раз вёл парня из башкирской глубинки через крупные войсковые операции, форсирование больших и малых рек на пути к Берлину.
...сам с группой связистов вышел на линию и под огнём противника лично исправил семь порывов.
Владимир учился воевать, воевать так, чтобы сберечь не только собственную жизнь, но и жизнь связистов, которыми командовал. В приказе о награждении Уршеева орденом «Красная звезда» в 1944 году указано: «Весь сержантский и рядовой состав взвода т. Уршеева был награждён орденами и медалями Союза ССР. 25 апреля 1944 года, когда связь часто прерывалась, повреждённая осколками, сам с группой связистов вышел на линию и под огнём противника лично исправил семь порывов». В 1944 году у старшего лейтенанта Уршеева в подчинении была уже рота связи 1054 стрелкового полка.

Орден Отечественной войны II степени Владимир получил в августе 1944-го в боях за Бессарабию, когда в сложных условиях не только организовал бесперебойную связь командования полка со всеми подразделениями, но и «когда фашисты предприняли ожесточённую контратаку с целью выйти из окружения, и обстановка стала угрожающей, вместе со своими связистами Уршеев, смело вступив в бой, уничтожил 15 гитлеровцев. В результате боя группировка противника была разгромлена» (из приказа о награждении).
Портрет по фотографии Владимира Уршеева первых послевоенных лет
А ведь к этому времени тридцатилетний командир роты из-за многократных обморожений ног испытывал постоянные боли. Уже в семидесятых, объясняя врачу, откуда взялась гангрена, Владимир Андреевич рассказывал, как уходя вперёд перед наступающими войсками в позднюю осень, ему не раз приходилось ночевать в стогах сена, которые утром покрывались снегом и льдом.

Война катилась уже по немецкой земле, когда Уршеев получил звание капитана, был награждён орденами Отечественной войны I степени и «Красного знамени», медалью «За взятие Берлина». Да, он один из тех немногих, кто прошёл дорогами войны с её первого до самого последнего дня! Хотя домой он вернулся много позже – только в 1947 году, так как был оставлен в Берлине в подчинении первого коменданта города генерала-полковника Николая Берзарина.
Что было потом? Мирная жизнь. Возвращение на Родину и встреча с будущей женой, рождение дочерей и много работы. Владимир Уршеев трудился там, куда его направляла партия, в которую он вступил на фронте. Был он и учителем физкультуры, и экспедитором на заводе, занимался в ДОСААФ подготовкой молодёжи к призыву в армию, потом был назначен директором столовой.
Владимир Уршеев за столом крайний справа, фото послевоенных лет
«Пройдут годы, о войне будут много писать, снимать фильмы. Но будет много неправды!».
Никогда не терял присутствия духа, был энергичным и активным человеком – односельчане уважали его и за героическое прошлое, и за честность, открытость и самодисциплину. Когда больную ногу пришлось ампутировать, Владимир Андреевич не утратил боевого характера, любил петь, умел сохранить весёлый нрав даже после бессонных ночей – его мучали фантомные боли.

На публику о войне рассказывать не любил. Дома в День Победы расстраивался, а если вспоминал что-то из военных лет, говорил так: «Пройдут годы, о войне будут много писать, снимать фильмы. Но будет много неправды!».
Владимир Уршеев в последние годы жизни
Дед умер, когда мне было всего четыре год. Слова его оказались пророческими. Я очень горжусь им, хотя знаю больше по рассказам мамы, которой удалось выспросить всё, чем бравый капитан был готов поделиться. Сегодня и я помню эти истории о том, что война имеет не только героическое лицо, но и страшное, жестокое, которое вряд ли сможем принять мы, выросшие под мирным небом. Главное, чтобы не повторилась такая беда. Поэтому мы бережно храним боевые награды деда и рассказываем о нём уже правнукам героя.
«Здравствуй, дед! Наконец-то я тебя нашла…»
Рассказ Светланы Крамаренко
До недавнего времени я ничего не знала о двух своих дедушках – участниках Великой Отечественной войны. Бабушки о них мало говорили, чтили память по-своему, вдали от лишних глаз. Бабушка Поля тихонько молилась, так и поминала своего пропавшего без вести мужа Дмитрия Ивановича Желонкина. Его призвали на фронт в 1942 году из деревни Торопово Кировской области. Он был связистом и через три месяца пропал без вести. До сих пор мы не можем найти о нём хоть какую-то информацию.
Дмитрий Желонкин со своей женой (бабушкой Полей) до войны
Михаил Игошин погиб в боях за гору Сапун республики Крым
А вот отыскать сведения о дедушке по маминой линии помогла всемирная паутина интернета – обобщённый банк данных сайта «Подвиг народа». Моей маме было чуть больше двух лет, когда её отца Михаила Ивановича Игошина мобилизовали сначала в Красную Армию, а потом и на фронт из Макарьевского района Кировской области. Воевал он больше двух лет. Последнее место службы Первый гвардейский стрелковый полк Второй гвардейской стрелковой Таманской Краснознамённой ордена Суворова дивизии. В Крымской наступательной операции 1944 года эта дивизия вела боевые действия в составе Приморской армии. Наши войска заняли Алушту 15 апреля 1944 года, а 8 мая 1944 года командир миномётной роты, старший сержант Михаил Игошин погиб в боях за гору Сапун в селе Камары (ныне село Оборонное) Балаклавского района республики Крым. Он похоронен с боевыми товарищами в братской могиле № 26, ряд 4, 6-й от южного края.
Чуть позже из опубликованных военных документов я узнала, что мой дед был награждён медалью «За боевые заслуги» за то, что «…при высадке десанта на восточный берег Керченского полуострова 3 ноября 1943 года несмотря на огонь противника, вынес с воды миномёты и боеприпасы и быстро открыл огонь по противнику, подавив огонь станкового немецкого пулемёта».
Материалы с обобщённого банка данных всероссийского сайта «Подвиг народа»
Рядом с памятником – камни, таблички с именами, установленные родственниками погибших
Моя мама помнила лишь тот день (ей было пять лет), когда бабушка получила похоронку с фронта. Она ждала своего мужа, воспитывала детей и до последнего верила, что их отец вернётся домой. Позже бабуля никогда не говорила о нём, да и мы были маленькими и толком не расспрашивали. И только сейчас пришло осознание того, что драгоценное время упущено, чтобы узнать: каким он был человеком до войны, что любил, как жил?

Братскую могилу в Крыму, где похоронен мой дед, я со своей семьёй отыскала в 2015 году. Мы с мужем и сыном были там в отпуске в Феодосии. В селе Оборонном на братской могиле установлен простенький памятник, но имён захороненных на нём нет. Рядом с памятником – памятные камни, таблички с именами, установленные родственниками погибших уже позже.
Светлана Крамаренко с сыном Семёном возле братской могилы в селе Оборонном, где похоронен их дедушка
Расспрашивая жителей села, узнали про «Книгу памяти», семь томов которой бережно составлял один из местных поисковиков. Они хранились в местном храме. Матушка вынесла нам все семь томов. И каково же было удивление, когда я взяла из стопки верхнюю книгу и сразу открыла на той станице, где было имя моего дедушки Михаила Ивановича Игошина! «Так не бывает», – скажете вы. А для меня это было как свидание с дедом, как будто он меня ждал и дождался! Ну, здравствуй, дед… Наконец-то я тебя нашла!
«Книга памяти», на страницах которой есть имя Михаила Ивановича Игошина, защитившего Крым от фашистских захватчиков
70 лет мы о нём почти ничего не знали. Сейчас восстанавливаем события по крупицам и помним. В нашей семье относимся к памяти предков искренне, трепетно, с чувством огромного уважения и благодарности. Ведь война начинается тогда, когда о ней забывают…

Год назад к празднику Великой Победы в селе Оборонном провели реконструкцию Братского кладбища, установили именные плиты. Теперь имя моего деда, как и имена других героев, может увидеть каждый, кто придёт поклониться павшим.
«В отделе учёта безвозвратных потерь значится…»
Рассказ Владимира Микульского
Всё дальше в прошлое уходят события Великой Отечественной войны, но память о героических подвигах и людях, совершивших их, не угасает. Именно это призвало Владимира Микульского, инструктора по спорту Управления по эксплуатации вахтовых посёлков, в прошлом году принять участие в патриотическом проекте «Земляки».
Колонна мотоциклистов повторила путь следования 368-й стрелковой Краснознамённой дивизии, тем самым напоминая молодому поколению о страшных днях войны и о вкладе, который внесли в Победу наши земляки. Этот проект вызвал неодолимое желание узнать как можно больше о том, как воевал и его двоюродный дед.
Владимир Микульский (второй справа) — в числе участников проекта «Земляки»
Иван Александрович Харинцев (справа)
– Встречи с людьми, экскурсии по памятным местам, возложения цветов к мемориалам победы, участие в поисковых работах погибших бойцов – всё это вызвало у меня бурю эмоций, – поделился Владимир. – Перед Днём Победы это отдавалось в сердце особой болью. Тогда я решил всеми силами узнать военную историю собственной семьи.

Увидеть своего дедушку Владимиру не удалось. Иван Александрович Харинцев домой с фронта не вернулся. О его военном подвиге говорит лишь конверт из архива Министерства обороны СССР. В нём – скупые данные о судьбе молодого бойца, жизнь которого трагически оборвалась в 22 года.
По сути это был «ударный» взвод для использования его на острие наступления, обеспечения фланга роты при атаке.
– Он был самым старшим ребёнком, самым любимым у родителей, – рассказал Владимир Микульский. – В их многодетной семье было 12 детей. Жили на станции «Кузино» Первоуральского района Свердловской области. Иван – отличник и гордость школы. Портрет улыбчивого мальчишки до сих пор висит там среди лучших учеников. После школы он поехал учиться в Новосибирск на железнодорожника. В 19 лет прямо с институтской скамьи ушёл фронт.

Иван был автоматчиком 133-го гвардейского стрелкового полка 44 гвардейской стрелковой дивизии. В 1941 году вышел приказ о введении в штат стрелковых полков рот автоматчиков. Командирам полков вменялось «широко применять их для создания решительного огневого превосходства над противником в ближнем бою, в засадах, при обходах, поисках, для прикрытия маневра, используя внезапность и массовость автоматического огня. По сути это был «ударный» взвод для использования его на острие наступления, обеспечения фланга роты при атаке. При взаимодействии с танками взвод автоматчиков предписывалось использовать как танковый десант: они врывались с танками в боевые порядки противника и начинали зачистку траншей.
Автоматчики отбивали яростные немецкие атаки
Фрагмент письма из архива Минобороны СССР
В ноябре 1942 года дивизия, в которой воевал Иван Харинцев, была передислоцирована на Юго-Западный фронт и в составе Первой гвардейской армии вела бои на Среднем Дону, принимала участие в Среднедонской наступательной операции (кодовое название «Малый Сатурн»). Позже они вели упорные бои в Донбассе, на Северском Донце и Изюм-Барвенковском направлении. Автоматчики отбивали яростные немецкие атаки, их меткий огонь заставлял противника откатываться назад. В одном из таких боёв 25 января 1943 года Иван Александрович погиб.

– В 1987 году на запрос моей бабушки в архив Минобороны Центрального ордена Красной звезды о судьбе погибшего брата пришёл ответ: «В отделе учёта безвозвратных потерь личного состава Советской Армии за 1941-1945 годы значится: рядовой Харинцев… похоронен в братской могиле в деревне Раёвка Луганской области.

Спустя 22 года я держал в руках этот конверт и до сих пор не могу передать чувства, которые испытал, читая эти строки. Далеко от нас эта деревня Раёвка, но я очень хочу побывать там, чтобы низко поклониться деду и всем, кто лежит рядом с ним.
Подвиг белёвского машиниста
Рассказ Андрея Полянского
Мало кто знает военную историю маленького российского городка Белёва, известного сегодня, скорее, как место, где готовится вкусная пастила – она так и называется – «Белёвская». Там родился я, там в 1901 году родился и мой прадед Иван Григорьевич Власов.
Белёв в настоящее время. Фото из свободных источников
Каким был Белёв до войны? Чуть больше 17 тысяч жителей, сегодня и того меньше. Кроме древней истории, ведущей официальное начало с упоминания в Ипатьевской летописи в 1147 году, он мало чем отличался к сороковым годам прошлого века от тысяч небольших городков на территории СССР. Разве что крупным железнодорожным узлом, да расположением в 236 километрах от Москвы – он закрывал важное тульское направление. С самого начала войны фашисты рвались именно к столице, стремясь сломить сопротивление захватом сердца страны. На их пути уже в октябре 1941 года встал Белёв.
Иван Григорьевич Власов, 1925 год
Мой прадед не попал в ряды бойцов Красной армии. Иван Власов тогда работал машинистом паровоза и получил так называемую «бронь». Осенью 1941-го, когда угроза оккупации Белёва стала реальностью, он вместе со своим другом, Героем Социалистического труда Иваном Ефимовым вывозил со станции составы с ценными грузами и людьми, которых спасали от наступающих фашистов. Последние эшелоны уходили, когда в город уже ворвались танки захватчиков, а станцию бомбили вражеские самолёты.

Сегодня в исторических фильмах часто можно увидеть такие кадры: поезд идёт в эвакуацию, в вагонах – напуганные женщины, старики и дети, на состав пикирует немецкий самолёт… Каждый раз видя взрывы в этих художественных кинокартинах, я думаю о том, что чувствовал мой прадед в этих ситуациях? Как у него хватало мужества выходить в рейс раз за разом, понимая, что каждый из них может быть последним? А ведь у него была семья – жена, сын и дочка. Осенью они эвакуировались в Казахстан, а Иван продолжал свои прифронтовые рейсы.
Фашисты вошли в Белёв 24 октября после недели ожесточённых боёв, в которых наши войска были оттеснены к Туле. Операция по освобождению района началась 25 декабря, а утром 31-го советские войска ворвались в город. Первыми были сапёры под командой политрука Крутилина. Они взорвали пять пулемётных точек врага. Упорное сопротивление было оказано со стороны вокзала, станционных построек, депо. Здесь отличился отряд под командой политрука Петрушкова, уничтоживший шесть пулемётов и роту солдат, засевших в депо. Сломив сопротивление, 1111-й полк к восьми часам утра занял район вокзала. Стрелковая дивизия № 328 в 12 часов дня ворвалась в город с юго-запада. Бойцы весь день вели упорные уличные бои. Перед новым годом Белёв был освобождён, а вскоре и прадед вернулся в родной город – перед ним стояли большие задачи.
Вид одной из улиц Белёва, разрушенного немецко-фашистскими оккупантами, ноябрь 1942г. Фото из свободных источников
В самое тяжёлые 1942-1943 годы мой прадед обеспечивал движение составов с военными грузами в непосредственной близости к линии фронта.
С 31 декабря 1941 года и до сражения на Курской дуге летом 1943-го город оставался прифронтовым. Южный фас Курско-Орловской дуги проходил в 20 километрах от него. Железная дорога Козельск-Белёв-Плавск стала рокадной, это значит, что она проходила параллельно линии фронта. Это позволяло оперативно перебрасывать грузы и войска с одного участка на другой. В самое тяжёлые 1942-1943 годы мой прадед обеспечивал движение составов с военными грузами в непосредственной близости к линии фронта. Участие в боях он не принимал, но его ежедневный подвиг – упорный труд на своём рабочем месте – отмечен государственными наградами.
За особые заслуги в обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства Иван Власов был награждён Орденом Ленина
В 1943 году Указом Президиума Верховного Совета СССР «За особые заслуги в обеспечении перевозок для фронта и народного хозяйства» Иван Власов был награждён Орденом Ленина. После войны – медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». В годы войны работал не только мой прадед, но и его будущий зять, мой дед, Владимир. В те дни ему было около десяти лет, и чтобы работать на токарном станке, приходилось вставать на ящики.

Ивана Григорьевича, который и в мирное время водил поезда, не стало, когда мне исполнилось три года. Наша семья хранит память о нём, ещё жива его дочь, моя бабушка, Валентина Ивановна, главный свидетель жизни и трудового подвига машиниста военных дней.

Сегодня в Белёве много памятных мест: Вечный огонь, Курган воинской славы – там захоронены погибшие солдаты. Здесь и сейчас продолжают хоронить бойцов, найденных поисковиками в местах кровопролитных боёв на Курской дуге. В здании вокзала организован музей железнодорожной истории, хранящий память о тех, кто в годы войны трудился в паровозном депо.
В здании белёвского вокзала организован музей железнодорожной истории, хранящий память о тех, кто в годы войны трудился в паровозном депо. Фото из свободных источников
В Белёве прошло моё детство. И сейчас мои дочери и сын обязательно посещают эти места. Я стараюсь воспитывать в них почтение и уважение к тем, кто ради нас не щадил свою жизнь.
Судьба – погиб в плену
Рассказ Алексея Осокина
Алексей Осокин держит копию сохранившейся фотографии своего двоюродного деда Ивана Егоровича Осокина
Судьба – погиб в плену. Так звучит одна из строк документа, полученного нашей семьёй не так давно. Копия карточки военнопленного лагеря «Stalag X D (310)» стала нитью, соединившей меня и родных сквозь толщу времени с нашим предком. Мой двоюродный дед, Иван Егорович Осокин, защищал Брестскую крепость и пропал без вести. Эти два скупых факта долгое время хранились в семейном предании без надежды узнать что-то ещё… Известно, что в послевоенное время отношение к красноармейцам, попавшим в плен, было весьма неоднозначным. На протяжении долгих лет заключённые находились в рядах отверженных на своей родине – с клеймом «предатель». Найти какие-либо сведения не представлялось возможным целыми десятилетиями. Очевидно, по этой горькой причине в нашей семье не было принято говорить о без вести пропавшем родственнике.
Пять лет назад, когда мы готовились праздновать 70-летие Великой Победы, я уже рассказывал боевую историю своего родного деда. Павел Егорович Осокин, мой прямой предок 1910 года рождения, прошёл всю войну. Он был участником обороны Ленинграда, счастливо обошёлся без единого ранения и контузии, в конце войны командовал миномётной батареей. Был награждён и дожил до 80-ти лет. Судьба его старшего брата – они были погодки – сложилась иначе.
Ровно через год, после того как Иван Осокин подписал эту фотографию, фашисты захватили его в плен
Получил ли он сведения о старшем сыне или нет? Узнал ли о его фактической судьбе?
Иван Егорович был призван в армию в 1940 году, куда отправился из города Катав-Ивановск Челябинской области. Возможно, в это же время он начал службу на западе Белоруссии. На обороте сохранившейся фотографии его рукой написано: «Командир пулемётной роты резервного батальона 58 полка войск НКВД лейтенант Осокин Иван Егорович». Ниже дата – 3 июля 1940 года и подпись. Как следует из свободных источников в интернете, в третьем по численности воинском формировании РККА, коим и являлась пулемётная рота, было 95 человек, на вооружении имелось 12 пулемётов. Рота состояла из командира, политрука, старшины, посыльного и трёх пулемётных взводов по 29 человек в каждом. Пулемётными взводами, как правило, командовали младшие лейтенанты. Немало усилий для того, чтобы разыскать драгоценные сведения в электронных базах данных, приложила моя сестра Татьяна Борисовна. Из Центрального архива Министерства обороны РФ пришёл документ послевоенного времени. Очевидно, выписка из гроссбуха лагеря для военнопленных была адресована отцу пропавшего без вести – моему прадеду Егору Осокину. Получил ли он сведения о старшем сыне или нет? Узнал ли о его фактической судьбе? К сожалению, этого мы не знаем.
Последний прижизненный документ Ивана Осокина: копия карточки военнопленного лагеря «Stalag X D (310)»
Персональная карта, которую заполняли на каждого, кто попал в плен, – последний прижизненный документ нашего двоюродного деда. В ней сухо изложена краткая информация, которая остро подчёркивает трагедию судьбы многих солдат и командиров. Местом пленения нашего двоюродного деда стал Минск. Его схватили 3 июля 1941 года, позже присвоив личный, лагерный номер 29174. В графе «воинское звание» коротко написано «солдат». Указаны национальность – русский, рост – 169 см, цвет волос – чёрный, профессия – строитель. Есть отметка «здоров» и отпечаток пальца. Судьба – погиб в плену. Дата смерти точно не установлена, значится лишь декабрь 1941 года. Место захоронения: Бремен, Грамбкер Хеерштрассе.
По информации, опубликованной на военно-патриотических форумах, летом 1941 года «…в Германию хлынул поток военнопленных с востока. На окраине военного полигона Мюнстер, в северо-восточном направлении от населённого пункта Витцендорф, вермахт создал лагерь для военнопленных (Shtalag X D (310), рассчитанный на 50 тысяч человек. В самом начале эта территория была голым полем без каких-либо помещений. Первых военнопленных привезли в июле. Десятки тысяч советских военнопленных «жили» здесь в земляных норах и другом примитивном самодельном «вспомогательном жилье», сами копали свои землянки, позже строили бараки. Катастрофические гигиенические условия и недостаточное питание привели к тому, что в октябре 1941 года началась эпидемия сыпного тифа. С ноября 1941 по февраль 1942 года больше 14000 военнопленных из 18000 умерли от голода, холода, сыпного тифа и других болезней. Погибших хоронили в общей могиле».
Лагерь для военнопленных «Shtalag X D (310)» был рассчитан на 50 тысяч человек. Лето 1941 года
В год 75-летия Великой Победы важно поимённо вспомнить всех, кто сражался за Родину.
Когда я вижу кадры военной хроники, на которых запечатлены советские военнопленные в фашистских концлагерях, сердце болезненно сжимается. Каждый такой момент для меня и моих близких является острым переживанием того, о чём мы узнали, выяснив судьбу второго деда по линии отца. Напряжённо вглядываюсь в осунувшиеся, измождённые, замученные лица. Пытаюсь разглядеть родные черты и… не нахожу.
В год 75-летия Великой Победы важно поимённо вспомнить всех, кто сражался за Родину. Иван Егорович Осокин воевал всего десять дней, но он внёс свой вклад в защиту Отечества. Надеюсь, когда-нибудь наша семья доедет до города Бремен, и в Грамбкер Хеерштрассе мы попробуем найти место захоронения моего с сестрой деда и прадеда наших детей.
Заячий хлеб
Рассказ Светланы Газизовой
Лефтей Малышев
«Это вам от зайки», – говорил мой немногословный дедушка Лефтей и раздавал внучкам кусочки хлеба. Лесной гостинчик мы получали от него после возвращения из грибной вылазки или дежурства по выпасу стада. Никто из нас и не догадывался, какой боец и настоящий герой наш дед. Он с боями дошёл до столицы Чехословакии — Праги. Но домой вернулся только в 1947 году.

Дедушка никогда не говорил о войне, на вопросы внуков отвечал так: «Главное, чтобы это не пришлось в жизни пережить вам. Война ­– это страшно». К семидесятой годовщине победы открылись доступы к архивным документам. При подготовке презентации для школы родственники обнаружили записи о подвигах деда на одном из сайтов. Так мы и узнали о его военной истории.
Лефтей Малышев (справа) с боевым расчётом у орудия
Мой дедушка Лефтей Сергеевич Малышев был призван на фронт в ноябре 1942 года Красногорским военкоматом Удмурдской АССР. Военную службу он начал в звании ефрейтора, был командиром-наводчиком артиллерийского орудия. Участвовал в обороне Ленинграда, освобождал от захватчиков Чехословакию.

Нет перечня артиллерийских сражений, где бы оборона Ленинграда в Великую Отечественную войну занимала первое место. Однако некоторые историки, например, крупный эксперт в этой области Александр Широкорад в своей работе «Блокадная дуэль» утверждал, что под Ленинградом разыгралось крупнейшее артиллерийское сражение в истории. Храбрый и отважный наводчик, командир орудия награждён медалями «За оборону Ленинграда», орденом Славы III степени за освобождение Чехословакии. У деда были и другие награды, но, к сожалению, информации о них у нас нет. Но есть надежда на пополнение мемориальных сайтов, ведь сведения на них поступают постоянно.
Наградной лист отважного артиллериста Лефтея Малышева
После демобилизации артиллерист вернулся к себе на родину в Удмуртию, в деревню Котляки Красногорского района. Здесь познакомился с будущей женой, нашей бабушкой. Они поженились, жили и работали в деревне, родили четверых детей, в том числе и моего отца. Жизнь в послевоенном колхозе не была простой, работали только за трудодни. По совету родственника семья переехала в Кировскую область в промышленный тогда посёлок Песковку. Построили дом, всю жизнь держали хозяйство: дома было молоко, мясо со своего подворья. Дед всегда справлялся с тяжёлой физической работой: трудился в самом горячем цеху на чугуно-литейном заводе и на распиловочном оборудовании в леспромхозе. Когда в мае сходил снег, из леспромхоза он брал лошадь для вспашки огородов и успевал прокатить на ней внучек. А ведь в то время было ему уже за шестьдесят! Несмотря на полную трудностей и испытаний жизнь, дедушка дожил до 84-х лет и был в хорошей физической форме.
Ветеран Великой Отечественной войны Лефтей Малышев в кругу близких и родных
Говорят, у каждого поколения свои трудности и своя война, наши деды и прадеды прошли суровые испытания. Сегодня благодаря кропотливой работе архивистов-историков, мы получили уникальную возможность прикоснуться к судьбам наших родных, спасших мир на земле. Так, родной и привычный образ дедушки раскрылся для меня и моих детей с новой, героической стороны. И это заставляет задуматься. Задуматься о силе характера, о войне и мире, о цене жизни человека и его способности жертвовать собой. Пока мы помним подвиг своих предков, мы их достойны.
Досрочно и сверх плана
Рассказ Ивана Тусида
Иван Алеевич Тусида с фотографией отца, участника трудового фронта
У моего отца, Али Нумивича Тусида, был шанс стать на войне первоклассным снайпером. Житель Тамбейской тундры 1916 года рождения был прирождённым охотником: бил дичь с первого выстрела, научившись поражать движущуюся цель ещё ребёнком. Обычное дело для коренных ямальцев, когда дети, глядя на старших, взрослели быстро.

На призывных пунктах Ямала мобилизация началась с первых дней Великой Отечественной войны. Наш регион оказался в глубоком тылу, но и здесь боролись за Победу всеми силами. Стремление бить врага так и осталось несбыточной мечтой молодого ненца. В 1942 году непогода, бушевавшая в районе фактории Дровяной в течение двух недель, помешала Али уйти на фронт, когда пришла повестка на военную службу. Но тут нашлось для него много важной работы и на Родине, парня оставили дома.
Звучал призыв «Всё для фронта, всё для победы», и ямальцы самоотверженно ему следовали.
Участник трудового фронта Али Тусида не любил вспоминать о годах войны, настолько трудным был тот период. Вместе с сородичами он работал с раннего утра и до позднего вечера: рыбачил, охотился, пас оленей, чтобы перевыполнить поставленный государством план. Не просто вовремя, а досрочно люди везли сдавать на фактории рыбу, пушнину, мясо. Добывали и морского зверя. Звучал призыв «Всё для фронта, всё для победы», и ямальцы самоотверженно ему следовали. Говорят, что у нас на Севере зима длится долго, но лучше всех это знают тундровики. Жители бескрайних просторов чаще других находятся на морозе: стерегут ли стадо, ловят ли арканом оленей или идут на рыбалку. У летнего зноя свои особенности, олени тяжело переносят гнус. В жаркие дни люди спасали животных, зарываясь пальцами в шерсть и выдёргивая личинки овода из шкур.
Али Тусида после расставания с внуками в 1985 году
Я родился в год Великой Победы и не понаслышке знаю про тяжёлый труд кочевников. В послевоенное время ещё долго раздавалось понятие «норма». Хлеб на столе был редким гостем. И мама всегда, аккуратно нарезая кусочки, повторяла: «Норма». Каждую крошку мы с сестрой рассасывали как сахар. Когда мне исполнилось восемь лет, отец надолго забирал с собой в рыболовецкую артель «Красный рыбак». Не раз падала пешня – невольно разжимались обессиленные ладони, да и детские ноги не держали от накопленной усталости. Но я понимал жизненную необходимость помогать взрослым пробивать лёд, натягивать и держать сети, доставать улов.
Удостоверение №9807 к значку «Отличник социалистического сельского хозяйства» и билет в один рубль
Свою причастность к Великой Победе пастух-оленевод Али Тусида ощутил, когда за доблестный и самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны был удостоен медали Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 июня 1945 года. Вручили ему награду только через год в Ямальском райсовете. Медаль хранится в семье, а ещё – государственный казначейский билет в один рубль, выпущенный в 1947 году. Купюра – не просто символ той эпохи. Моя семья знает, что каждая копейка тех лет была заработана потом и кровью поколения победителей.
После войны мой отец много и от души трудился, свидетельствуют об этом его награды мирного времени. Знак «Отличник социалистического сельского хозяйства» передали Али Тусида из Министерства сельского хозяйства страны. Удостоверение к знаку подписал руководитель ведомства Иван Бенедиктов 29 ноября 1950 года. Храним мы и медаль со свидетельством участника Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1954 года. Дорожим бронзовой медалью – ею наградил отца Главный комитет ВДНХ СССР за достигнутые успехи в развитии народного хозяйства страны 1972 года. Есть и юбилейные медали 1985-го и 1995 годов. А памятный знак «Ветеран войны 1941-1945 гг.» отцу вручили в честь 55-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Семь наград Али Тусида – наши семейные реликвии.
Семейные реликвии будут переходить детям по отцовской линии
Али Нумивич Тусида на фактории в 1968 году
Мне не забыть натруженных рук отца – с грубой потемневшей кожей, взбухшими венами, узловатыми и чуть скрюченными пальцами. Не раз их сводило судорогой от долгой работы в ледяной воде. С возрастом всё больше ныли ноги – давала о себе знать тяжёлая жизнь. Но отец словно не замечал боли.

Держался стойко, по жизни шёл прямо, и народ ценил его за самодисциплину, ответственность, выдержку. «Мы выстояли!» – всегда с гордостью говорил отец, доживший до 90 лет. Надеюсь и верю, что не только мои дети и внуки, но правнуки и последующие поколения семьи Тусида будут беречь светлую память о своём предке.
Из истории рода Токаевых
Рассказ Зульфии Ильясовой
Пройти тернистый путь с высоко поднятой головой дано сильным, мужественным людям. Таким был мой дедушка, Магомедбек Токаевич Токаев. Родом он из Хасавюрта. Это Республика Дагестан, откуда он в первые дни войны был призван в ряды Красной армии и тут же ушёл на фронт. Наша дружная многочисленная семья кропотливо, год за годом, на протяжении долгих лет искала в разных архивах упоминания о роде Токаевых, отслеживая исторические данные о нескольких поколениях, начиная от первопредка Токая, и составила генеалогическое древо. Так появилась книга, которую мы считаем семейной энциклопедией, – «Токай тухум». Её презентация прошла несколько лет назад в Национальной библиотеке имени Расула Гамзатова, и одна из глав посвящена моему дедушке, родившемуся в 1916 году.
Магомедбек Токаев в молодости
Оскорблённый Магомедбек вырвал из его рук винтовку, вытащил обойму из магазина и бросил оружие обратно.
Мой дедушка – один из тех, кому удалось выжить в то страшное время. Он попал в окружение врагов, как и сотни тысяч советских воинов. Дедушка побывал в нескольких фашистских концлагерях, но, где бы ни находился, не терял достоинства и мужской чести. Однажды, когда пленные возвращались в лагерь после работ, охранник за что-то ударил дедушку прикладом. Оскорблённый Магомедбек вырвал из его рук винтовку, вытащил обойму из магазина и бросил оружие обратно. Тот не стал поднимать шум, ведь за такое происшествие сам подвергся бы наказанию. Охранник промолчал и уже в лагере уговорил Магомедбека вернуть обойму.
Ещё один эпизод, который есть в семейной книге, связан с неожиданной встречей во Франции. Событие произошло, когда дедушка находился в плену неподалёку от Парижа. Уже был открыт Второй фронт, близилось окончание войны, отношение к военнопленным стало менее строгим. Магомедбек с группой военнопленных, среди которых были два земляка, работали под одним из парижских мостов. Довольно громко они разговаривали друг с другом на кумыкском. В это время по мосту проходили мужчина и женщина и остановились, прислушиваясь к голосам. А потом незнакомка окликнула пленных, обратившись на родном языке: «Вы кумыки?» Те вначале растерялись – так опешили. Тогда женщина повторила свой вопрос и они, опомнившись, утвердительно закричали. В разговоре, которому не препятствовали охранники, Магомедбек рассказал, кто они и откуда, назвал имя и фамилию. Оказалось, что женщина была знакома с его отцом Токаем через своего брата Рашидхана – те были друзьями.
Надо ли говорить, каким подарком судьбы для голодных людей стали эти обед и встреча?
Сама судьба устроила деду встречу с Нажабат Каплановой, эмигрировавшей во Францию после революции, и её супругом – мужчиной с военной выправкой. Переговорив с конвоирами, муж Нажабат договорился, что те отпустят завтра военнопленных под его личную ответственность. На следующий день забрал их и привёл домой. Нажабат пригласила всех за стол пообедать, извинившись, что не смогла приготовить более изысканное кумыкское блюдо. Надо ли говорить, каким подарком судьбы для голодных людей стали эти обед и встреча? Нажабат со слезами на глазах просила передать родственникам привет, если Магомедбеку суждено будет вернуться домой.
У дедушки не было вины перед Родиной. Он очень хотел вернуться домой. Многие были наслышаны о нём как о смелом и порядочном человеке. Слово Магомедбека Токаева могло оказать большое влияние на его земляков и вообще кавказцев в выборе решения. После победы к нему стали обращаться представители советских властей с просьбой помочь им в агитации кавказцев по возвращению их в СССР. Магомедбека убедили, что по прибытии домой бывшим военнопленным ничего плохого не будет, и дедушка поверил этим заверениям. Он посещал пункты временного содержания пленных, агитируя всех вернуться домой. Однако на родине вернувшихся с чужбины ждали новые лагеря, не миновала эта доля и самого Токаева. Уже после советских лагерей, где он очутился сразу после возвращения из плена, дедушка с горечью рассказывал о пытках и унижениях, которые пришлось ему пережить дома, и сравнивал их с тем, что происходило с ним в плену у немцев. После десяти лет лагерей он продолжил трудиться в народном хозяйстве.
Фотография из книги «Токай тухум»
Магомедбеку удалось выполнить просьбу Нажабат и передать привет племяннику, сыну её брата Рашидхана. Мурад Капланов услышал об истории встречи Магомедбека Токаева с его родной тётей в Париже в 1945 году и попросил друзей организовать встречу с Магомедбеком. У них состоялся долгий разговор. Магомедбек рассказал о злоключениях на фронте, в плену у немцев, в советских лагерях и, конечно же, о том, как он и его земляки-кумыки встретились с Нажабат. О том, как она и её муж принимали их в своём доме, о том, какая это была поддержка для измученных пленных. В конце беседы дед рассказал, как и какими словами Нажабат просила его передать привет кому-либо из родственников, пожал Мураду руку и обнял его, признавшись, что уже не надеялся выполнить эту просьбу. Позднее дедушка говорил, что никогда в жизни не испытывал большего морального удовлетворения, чем в тот момент.

Мои дети знают, какой тяжёлый путь прошёл Магомедбек Токаев: фашистские концлагеря, госпиталь, советские лагеря. Мне было девять лет, когда дедушка умер, и это горькая утрата… Ясно и чётко помню каждый момент общения с ним – он ласково нянчился с нами, внуками, терпеливо воспитывал. Горжусь дедушкой, мы свято чтим память о нём и будем передавать историю семьи Токаевых из поколения в поколение. Какой бы ни была погода в День Победы, что бы ни происходило, я для себя никогда не нахожу отговорок, чтобы не пойти на главный праздник страны. Для меня и моих родных это святое.
Трофей разведчика
Рассказ Олега Пановского
Фронтовой разведчик Николай Пановский (слева) с сослуживцем
Николай Григорьевич Пановский– мой дед по отцу. Родился он 4 декабря 1915 года и до Великой Отечественной прошёл советско-финскую войну. На Второй мировой служил на Втором Украинском фронте, был разведчиком.

Дед не просто добывал стратегические сведения, часто его отряд совершал вылазки, чтобы «взять языка». От пленных немцев советские солдаты получали не только ценную информацию, но и трофеи.

Однажды разведчики принесли из такой вылазки интересный предмет – аккордеон. Тут же в команде нашёлся музыкант, который стал играть, а дед с товарищами пустился в пляс. В тот момент для измученных, уставших людей музыка стала отдушиной, способом забыть на время о страшной действительности. У нас в семейном архиве есть, можно сказать, уникальная фотография. На ней разведчик Пановский танцует вприсядку прямо в форме. Потом его отряд не расставался с этим инструментом.
Дедушка прошёл войну практически без ранений, попал в плен, из которого ему удалось бежать. В то время захват врагом часто приравнивался к предательству Родины, поэтому его лишили многих заслуженных наград, но он продолжил сражаться в рядах Красной армии. Боевые действия закончились для него в Будапеште. Он вместе с бойцами Второго Украинского фронта освобождал город и занимался его разминированием – фашисты усеяли столицу Венгрии замаскированными снарядами и минами.
Уникальное фото — реликвия для семьи Пановских. Разведчик Пановский танцует вприсядку
Из наград у деда остались медаль «За отвагу» и орден Отечественной войны II степени. Честно сказать, когда я был юношей, мы мало говорили с ним по душам. Да и сам он не любил беседовать на тему войны. Жаль, что я мало знаю о том, как он боролся за свободу нашей Родины, но я горжусь своим дедом – доблестным фронтовым разведчиком.
Вынести из ада и спасти жизнь
Рассказ Андрея Скоренко
Медсестра Мария Катревич
Милая, хрупкая, с доверчивым взглядом – такой Мария Катревич была в мирное довоенное время. Суровая, строгая, сильная духом – такой она стала на фронте. С честью и мужеством настоящего бойца юная девушка выдержала все тяготы Великой Отечественной войны: битву за родную Украину, помощь жителям только что освобождённого Ленинграда, штурм Берлина.

Украинский город Староконстантинов Каменец-Подольской области – родина моей бабушки по маминой линии. Мария Семёновна Катревич родилась второго августа 1921 года. Она хотела стать врачом, по злой иронии судьбы мечту помогать людям форсировала жестокая война. Мария окончила медицинские курсы младшего офицерского состава в Тамбовской области по направлению Никифоровского районного военного комиссариата, получив звание младшего лейтенанта первого марта 1943 года.
На обороте этой фотографии имена не указаны: Полякова, Катревич, Сергеева. Белиц, 1945 год
Боевой путь операционной медсестры начался уже через четыре дня. Пятого марта 1943 года в составе Передвижного хирургического военного госпиталя №5228 69 армии Первого Белорусского фронта в районе города Харьков Маша приступила к службе. А в августе и сентябре 1943 года ей пришлось участвовать в Белгородско-Харьковской наступательной операции и наступлении Воронежского и Степного фронтов с целью выхода на реку Днепр.
Однополчане Мария Катревич (слева) и Таисия Баева в 1941 году
Затаив дыхание, я слушал рассказ бабушки о том, как во время боя она вытягивала с поля тяжело раненых бойцов – одного за другим, под свист пуль и разрывы снарядов и мин. Отчётливо помню её слова: «Было невыносимо трудно тащить солдат по размякшей земле. Одни только сапоги, наполненные кровью, становились чугунными. И нельзя было терять драгоценное время».

А с февраля по апрель 1944 года в составе добровольческого отряда Мария находилась в освобождённом Ленинграде, оказывая медицинскую помощь жителям города. Бабушка рассказывала, что невозможно было без слёз смотреть на переживших блокаду людей. Она навсегда запомнила малышку, повторявшую: «Кушать, кушать, кушать…». Девочку нашли рядом с трупами родных. Кто-то от голода и горя сходил с ума, все были истощены, изранены, но большинство ленинградцев, которых лечила Маша, были не сломлены врагом.
Документ одной из наград бабушки
В феврале 1944 года Мария Катревич вернулась в родную воинскую часть, находившуюся на тот момент в районе белорусского города Ковель. Участвовала в Люблинско-Брестской наступательной операции. В сентябре 1944 года во время ожесточённых боев за реку Висла была награждена медалью «За боевые заслуги». В январе-феврале 1945 года принимала участие в Висло-Одерской наступательной операции. Тогда же была награждена медалью «За взятие Варшавы» и отмечена благодарностью Сталина. С апреля по май 1945 года Маша была в составе войск, которые вели наступление на Берлин.
Во время налётов медики своими телами прикрывали бойцов, которые находились на операционных столах...
Что стоит за краткими документальными сведениями, изложенными Центральным архивом Министерства обороны РФ? В первую очередь, тяжелейший труд медиков, ведь их рабочий день нередко длился несколько суток. Не счесть бессонных ночей, которые бабушка вместе с коллегами отдежурила у операционных столов. По её воспоминаниям, во время штурма Берлина было очень много потерь. Раненые поступали в госпиталь круглосуточно, в буквальном смысле слова без остановки. Кругом кровь, крики страдания, непрекращающаяся бомбёжка… Во время налётов медики своими телами прикрывали бойцов, которые находились на операционных столах, и спасали их от повторных ранений из-за шальных пуль и осколков снарядов, совсем не думая о себе.
Орден Красной Звезды Марии Катревич
В апреле 1945 года Мария Катревич была награждена орденом Красной Звезды. Штурм Берлина продолжался. А во время одного из налётов вражеской авиации, усиленного артобстрелом, рядом с Марией разорвался боеприпас. Один осколок попал ей в колено, а другой – в только что полученную награду. Он прошёл по касательной, сбив эмаль с верхнего лучика ордена, и оставил след, который можно увидеть на награде и сегодня. За взятие Берлина моя бабушка была удостоена одноимённой медали.

Когда я просматривал страницы открытых информационных ресурсов, то увидел, что данные о моей бабушки различаются, в первую очередь, указанной в них фамилией. На одном из них она представлена как Катревич, на другом – Бордюг, по фамилии мужа. Ветеран Великой Отечественной войны, уроженец села Васильевка Полтавской области, Бордюг Григорий Ефимович воевал в составе Второго Украинского фронта, принимал участие в освобождении городов Прага и Вена. Они поженились уже после войны.
Ветеран Великой Отечественной войны Мария Семёновна Бордюг, в девичестве Катревич
Всю трудовую жизнь Мария Семёновна работала в Кременчугском лётном училище гражданской авиации в медико-санитарной части в должности старшей медицинской сестры. Бабушки не стало в ноябре 2005 года. Самоотверженность, помощь людям и активная гражданская позиция – такими были её основные качества.
Не любили рассказывать о войне…
Рассказ Анны Пилюгиной
Пилюгин Иван Трофимович (слева) с однополчанами
Мой дедушка по линии отца, Иван Трофимович Пилюгин, встретил войну, когда ему было 26 лет. Тогда он жил на Украине и трудился на железнодорожной станции Гороховка. Его призвали в армию, и он попал на Карельский фронт, который сдерживал вражеские силы на Севере страны. Это формирование действовало в очень суровых климатических условиях, а граница фронта была одной из самых протяжённых в годы боевых действий.

Дедушка никогда не хвалился и не рассказывал истории о том, как они «били врага». Один из его редких рассказов о том времени – о потере карточек на питание. Он с товарищами лишился этих документов, возможно, их украли. Поэтому им пришлось застрелить коня, чтобы так добыть мясо. Когда оно кончилось, в пищу пошли лесные грибы. Потом дед всю жизнь не мог видеть их на столе в любом виде.
Карельский фронт, 1942 год
За время войны Иван Трофимович не получил каких-то сильных ранений. А после её окончания вернулся на свою станцию Гороховка, стал её начальником и работал там до очень солидного возраста – на пенсию вышел, когда ему было далеко за семьдесят. Дедушка умер в 2014 году в возрасте 99 лет. Он не любил говорить о войне, но всегда отмечал, что не хотел бы, чтобы кто-то из живущих ныне прошёл через нечто подобное.
Пилюгин Иван Трофимович с супругой
Морозов Алексей Григорьевич (посередине) с сослуживцами
Примерно также рассуждал и мой дед по матери Алексей Григорьевич Морозов. Когда нацисты напали на СССР, ему было 14 лет. Как это часто случалось среди молодёжи того времени, он «накрутил» себе возраст и с поддельными документами ушёл на войну. Вырос он в деревушке в Московской области, здесь же и попал на фронт.

Он трудился кочегаром военного паровоза. Это был не просто физически изматывающий каждодневный труд, поезда ещё и всегда были под прицелом врага. Составы перевозили солдат, продовольствие, раненых, поэтому часто были объектами бомбёжек. Время от времени ему приходилось заменять погибших или раненых коллег на управлении паровозом, а потом его и вовсе сделали машинистом.
На советские паровозы была объявлена жестокая охота — за каждый уничтоженный состав немецких лётчиков награждали Железным крестом
А родной брат деда был комбайнёром, и его призвали в танковые войска. Он погиб под Прохоровкой на Курской дуге. Дедушка всю жизнь очень сожалел, что не знает, где именно покоится брат. Когда закончилась война, Алексей получил военное образование и всю свою жизнь посвятил службе в армии.
Алексей Григорьевич стал офицером
Хотя дедушка Алексей и дедушка Иван мало говорили о тех страшных событиях, в их глазах всегда можно было прочитать, насколько тяжело пришлось нашему народу в годы Великой Отечественной. Поэтому у меня нет возвышенных представлений о том времени. Я знаю, что это был период тяжелейшего труда, лишений, гибели, которые привели к долгожданной Победе.
Гвардии старший сержант: отважная и сильная духом
Рассказ Дмитрия Курильченко
Ветеран Великой Отечественной войны Вера Петровна Курильченко, в девичестве Потапенко
Металл чуть холодит ладонь, но, быстро нагреваясь, становится тягуче-тёплым. Бережно держу в руках ратные награды бабушки по отцовской линии. Вере Петровне Курильченко (в девичестве Потапенко) их вручили в военное время. Орден Отечественной войны II степени, медаль «За боевые заслуги» и нагрудный знак «Гвардия». Семейные реликвии хранятся у меня с 2015 года. С тех пор, как бабушка ушла навсегда… Она берегла их, аккуратно завернув в платочек, и завещала отдать награды мне, своему старшему внуку. Помню, как бабуля Вера скромно, мимоходом, говорила: «Наград особых нет. Мы воевали не за них, хотели помочь Родине». Есть ещё и юбилейные медали, и особенный знак отличия за отвагу и мужество – медаль Жукова. Об этой награде уже новой России стало известно в мае 1994 года, когда был издан Указ Президента страны, а затем, в 1996 году, её утвердили на территории всего СНГ.
Боевые награды Веры Курильченко
Бодрая, весёлая, энергичная – такой помню бабушку с детства. Каждый отпуск они с дедом забирали меня, школьника, на каникулы. Как любому мальчишке, мне хотелось побегать и погонять мяч, и не всегда было интересно слушать разговоры взрослых. Мы встречались с их однополчанами, ездили по местам боевой славы – помню множество поездок по самым разным маршрутам. В Новороссийске в память врезалась дорога по Сухумскому шоссе. Бабушка рассказывала, что в период войны город-герой был полностью разрушен. Меня тогда впечатлили руины Дворца культуры, планировавшегося к открытию 22 июня 1941 года… Это здание оказалось на линии фронта, его нещадно бомбили и обстреливали. Таким оно и осталось в назидание потомкам.
Рукописная автобиография Веры Курильченко – рассказ буквально о каждом периоде жизни
Сохранилась рукопись бабушки, которую правильнее будет назвать автобиографией. И это ещё одна реликвия всей семьи Курильченко. Это рассказ буквально о каждом периоде долгой жизни, разделённой на вехи довоенного и послевоенного времён. Бабушка родилась 2 сентября 1923 года в Омске. Там ходила в школу, но по семейным обстоятельствам, не завершив среднего образования, пошла учиться на картографа. После трудилась ретушёром на фабрике. Она вспоминала, как в Сибирь с началом советско-финской войны стали поступать раненые. Как призывали молодёжь, совсем юных девчонок, к обороне Родины. Тогда слово «защищать» включало в себя многое: умение хорошо стрелять, быть готовыми к химической защите и оказывать скорую помощь. Как и многие ровесницы, Вера стала медсестрой. На безделье времени не оставалось – молодёжь работала и училась без отрыва от производства, и это касалось почти всех. Страшный день наступил в воскресенье. Погода была солнечной, и многие для отдыха после рабочей недели собирались в парках. По репродукторам с заявлением правительства выступил заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР, нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Он обратился ко всему населению страны. Бабушке, поспешившей в военкомат, отказали в призыве по долгу службы – она трудилась на картографической фабрике. По её воспоминаниям, примерно через полгода Омск превратился в город-госпиталь.
Город Омск в годы Великой Отечественной войны
Вера постоянно бегала в военкомат и каждый раз слышала отказ. Так было до 1 мая 1943 года.
В годы войны в Сибирь переехало более 100 различных промышленных предприятий. Сюда эвакуировали не только заводы и фабрики. В Омск переезжали учебные заведения и медицинские учреждения, детские дома и театры. Коренные жители и эвакуированные после работы ехали на вокзалы встречать эшелоны, в том числе с ранеными: размещали, сопровождали в машинах, одевали в вагонах. Порой, люди были заняты до самого утра, а к началу рабочего дня уже находились на рабочих местах, ведь опоздание на 15 минут каралось тюрьмой. Иногда, как вспоминала бабушка, им давали отсрочку на два-три часа, чтобы можно было хотя бы немного поспать. Вера постоянно бегала в военкомат и каждый раз слышала отказ. Так было до 1 мая 1943 года. Бабушку призвали, но оказалось, что надо освоить ещё одну профессию. Она стала учиться в Ярославском интендантском училище на курсах старших поваров. Вспоминала и курьёзный случай. Получив обмундирование, девушки переоделись в длинную, не по росту, одежду. Шинели были до самого пола, а кирзовые сапоги (у бабушки был 35 размер ноги) оказались велики – выдавали 40-й и даже 41-й размер. Девушки-курсанты возвратились в училище поздним вечером, чтобы никто не видел, как они подвязали одежду поясами и буквально несли в руках полы шинелей. И, порой, просто падали, поскольку из-за большой обуви растёрли ноги.
Почему же Омское училище называли Ярославским? Здесь важно детально рассмотреть справочную информацию: «…В 1941 году офицерские хозяйственные кадры для РККА готовили в самом Ярославле, а также в Симферополе и Омске. В Сибири военное училище было создано 1 марта 1941 года. С началом войны Симферопольское училище было расформировано, а Ярославское было передислоцировано в Омск и объединено с Омским. При этом оно получило название Ярославское интендантское училище. За время войны в училище подготовлено более 5000 специалистов военно-хозяйственной службы. Выпускники училища направлялись на должности начальников вещевого снабжения полков, начальников продовольственно-фуражной и обозно-вещевой службы полков, начальников интендантской службы батальонов, командиров взводов (хозяйственных, продовольственных и других)».
Один из эпизодов военной поры Веры Курильченко
Через полгода после окончания курсов, в том же 1943 году, Вере присвоили звание «старший сержант» и отправили на фронт. Путь пролегал через Днепропетровск, Кривой Рог, а также рудник в Октябрьском районе, где бабушка, назначенная инструктором роты противохимической защиты, вместе с сослуживцами помогала в дегазации местности после нашествия фашистов. Она не чуралась тяжёлой работы: стирала, помогала готовить пищу, доставляла горячее питание буквально к расчётам орудий, вытаскивала раненых из самого пекла и снова шла спасать тех, кто нуждался в помощи. И это совершенно удивительно, ведь Вера Потапенко была худенькой девушкой маленького роста, её ласково называли «Кнопочкой». На информационном ресурсе «Память народа» подробно описывается боевой путь Веры Потапенко в составе 175 гвардейского стрелкового полка 58 гвардейской стрелковой дивизии 1-го Украинского фронта. Девятого августа 1944 года во время боя с немецкими захватчиками ей поручили доставить боеприпасы на огневую позицию переднего края. Зная, что снаряды в батарее на исходе, рискуя жизнью, боец доставила боеприпасы под обстрелом противника в батарею своевременно и дала возможность отбить контратаку врага. Проведя такую операцию, гвардии старший сержант была удостоена медали «За боевые заслуги».
Так уже в 25 лет бабушка осталась одна с четырьмя детьми на руках.
Бабушка не понаслышке знала, что такое война. За обыденностью слов в её воспоминаниях скрывается многое: «По пути к Днепропетровску я ехала в полуторке, нагруженной ящиками. Я и три офицера были в машине. При въезде в город нас начали бомбить, осколком ранило одного из офицеров. Мы, естественно, мигом слетели с машины, офицер на меня начал кричать, что я ему не оказываю помощь. А у меня при себе и не было ничего из медикаментов. Я ему объяснила, а он показывает на ящики, вроде бы я смогу их разбить и взять пакеты. Но появились солдаты, помогли мне. И машину помогли исправить, мы снова двинулись в путь. Офицер у меня попросил прощения, мы помирились. Ранение было несерьёзное, и можно было не пугаться – офицерик ехал с училища, молоденький лейтенант».
Тяжёлое испытание выпало и на женскую долю Веры, вышедшей замуж за моего деда в год Великой Победы. В то страшное лихолетье молодая пара удочерила девочку, взяв её с одного из эшелонов, идущих из Бобруйска. Позже, в 1946 году, родился мой отец, сын Валера. На попечении Веры остались её младшие брат и сестра — подростки. Жизнь налаживалась, но в 1948 году с дедом произошла трагедия. Так уже в 25 лет бабушка осталась одна с четырьмя детьми на руках. Она много работала: сначала на шахте в Караганде, на целине в Кустанайской области, потом в Азове Ростовской области, а в середине 70-х переехала в Надым.
«Всё горело, Санька: и люди, и железо…»
Рассказ Татьяны Шуваловой
Степан Яковлевич Шувалов
Великая Отечественная война коснулась многих наших родных, но, к сожалению, информации о них практически нет. Больше всего удалось узнать о судьбе Степана Яковлевича Шувалова, моего прадедушки. Он родился в 1903 году в Саратовской области в селе Лесная Неёловка. Там до войны и жил с женой Татьяной Яковлевной, в честь которой меня назвали. Было у них трое детей: сыновья Николай и Сергей (мой дедушка, от которого я в основном и узнала эту семейную историю) и младшая дочка Нина. Жила семья очень бедно в небольшой комнатке при школе. Прабабушка работала там техничкой, мыла полы, топила печки, давала звонок на урок и с урока. Степан Яковлевич был при школе конюхом. На лошади возил воду, дрова, уголь, сено и директора школы по делам.
«До зубов был немец вооружён, а мы с голыми руками на немца».
О войне объявили 22 июня 1941 года по громкоговорителю, и не было в селе дома, из которого бы не ушли на фронт мужья, сыновья, дочери. Степан Яковлевич отправился на передовую, когда ему было 38 лет. Участвовал в одном из ключевых сражений Великой Отечественной войны – битве на Курской дуге. Как вспоминает мой папа, Александр Шувалов, про это сражение его дед только и говорил: «До зубов был немец вооружён, а мы с голыми руками на немца». А ещё всегда повторял: «Всё горело, Санька, всё горело: и люди, и железо…»
Курская битва — одно из ключевых сражений Великой Отечественной войны
...он плакал и твердил, что прошёл через ад.
В 1943 году прадедушка попал в окружение и был контужен. «Когда очнулся, вокруг были только немцы», – вспоминал он. Про этот период жизни Степан Яковлевич говорил очень мало: «Воевал, как все, потом гостил в плену». После этих воспоминаний его всегда начинало трясти, он плакал и твердил, что прошёл через ад. После открытия второго фронта в Европе, который ускорил победу над верхмахтом и войсками союзников нацисткой Германии, в 1945 году прадедушка был освобожден из плена американцами. Однако до репатриации в 1946 году оставался в юго-западной части Германии, территория которой была занята войсками США. Их интересовали пленные, многих они уговаривали перебраться в Америку, в том числе и моего прадеда. Но Степан Яковлевич хотел только домой, к жене и детям.
Степан Яковлевич и другие освобождённые пленные в лагере солдат США. Всех спасённых переодели в американскую форму
Как вспоминает его сын, мой дедушка Сергей Степанович Шувалов, во время войны их семья питалась картофельными очистками, жмыхом и корнями лопуха. Маленькая Нина в возрасте двух лет умерла от голода. В 1943 Татьяна Яковлевна получила извещение, что её муж пропал без вести. Но в 1947 году после проверки НКВД прадед вернулся в родное село. На Родине людей, переживших все тягости фашистского плена, встречали настороженно, иногда даже с презрением. Это коснулось и моего прадедушки. Было непросто. После войны он продолжил работать при школе, а в 1949 в семье родилась дочь Валентина. Мой папа говорит, что у Степана Яковлевича было порядка шести наград, но запомнил он только медаль «За победу над Германией». По его словам, она была самая красивая, в детстве он чаще всего с ней играл. А из открытых источников нам удалось узнать, что прадедушка был награждён орденом Отечественной войны II степени.
Сведения о награде Степана Яковлевича на портале «Подвиг народа»
В селе у прадеда было прозвище «Стёпа-сделаем», потому что он не чурался любой работы, помогал всем. Вместе с другими фронтовиками они сколотили плотницкую бригаду и возводили дома. Половина села их силами построена. Степан Яковлевич ушёл из жизни 23 декабря 1990 года в возрасте 87 лет. До сих пор каждое лето мы приезжаем к родным в Лесную Неёловку и останавливаемся в доме, который когда-то своими руками построил мой прадедушка. Вот что значит «на века»!
Война их не сломила
Рассказ Елены Шингаркиной
Ветеран Великой Отечественной войны Павел Николаевич Синичкин
Мой дедушка по папиной линии, Павел Николаевич Синичкин, очень мало говорил о войне. Знаем, что он участвовал в боях за Керчь и воевал недолго. В 1941 году деду оторвало ногу. После госпиталя его отправили в тыл.

Жизнь в селе Старое Мазино Мензелинского района для моих дедушки и бабушки, жителей Татарстана, была непростой. Многие заботы легли на плечи женщины. Протез у фронтовика появился уже в послевоенное время. Они очень любили друг друга, и я всегда буду помнить их слова о взаимной поддержке, объединяющей семью. Знаю, что родные держали пасеку: дедушка любил заниматься пчёлами, а бабушка, Таисия Ивановна, была хозяйственной, доброй и очень красивой.
«Ты капризничаешь есть вкусную еду, а нам приходилось кушать лебеду»
Когда мы были детьми, старшее поколение часто устраивало для нас, своих внуков, концерты – дедушка играл и на баяне, и на балалайке, бабушка пела и танцевала. Ещё одно яркое детское воспоминание, как приговаривал дед, стараясь накормить непослушную внучку: «Ты капризничаешь есть вкусную еду, а нам приходилось кушать лебеду». Дед был красивый, статный и энергичный, строгий и одновременно добрый. Помню, как учил меня, 13-летнюю девчонку, чистить яблоко, аккуратно срезая ножом одну только кожицу. И я до сих пор именно так чищу этот фрукт – тоненько-тоненько.
Из истории Керченско-Феодосийской операции 1941 года
Мы постоянно вспоминаем своих родных и близких. Говорим с детьми о ветеранах Великой Отечественной войны. День Победы считаем великим праздником России и всегда ходим на парад. Если бы воины и труженики тыла не защитили Родину, что было бы с нами?
Это были живые мишени...
Рассказ Зульфии Резвановой
Байбулатов Мутигулла Гиззатулович
В нашей семье трепетно хранится память о дедушке Мутигулле Гиззатуловиче Байбулатове, его родных братьях Гинияте и Рахматулле, двоюродном брате деда Мустакиме. Все они ушли на фронт. Из братьев Байбулатовых вернулся только старший – наш дед.

Мутигулла родился в 1905 году в деревне Мустафино Белебеевского уезда Уфимской губернии. Он рано лишился родителей и воспитывался в детском доме в Белебее, там же потом закончил рабочий факультет. Когда 22 июня 1941 года началась война, дедушке на месяц дали бронь. С 1934-го по июль 1941 года он был председателем колхоза «Кызыл Чишма». Подготовил хозяйство к уборке урожая и ушёл воевать. В августе 1941 года Мутигулла уже прибыл на Западный фронт и был назначен заместителем командира автоматной роты. Войска фронта вели тяжёлые бои в районе Смоленска. В сентябре он получил ранение и был отправлен в госпиталь в Казань. Вылечившись, в ноябре 1941-го был назначен командиром автоматной роты на Калининском фронте. Дедушка участвовал в освобождении Калининской и Смоленской областей. В начале января 1942 года наши войска прорвали оборону противника северо-западнее Ржева, но город взять не смогли.
Ржевская битва 1942 года
В октябре 1943 года войска фронта сокрушили мощную оборону противника в Псковской области.
Ржев оставался ареной ожесточённых боев. Там Мутигулла снова получил ранение. Лечение проходил в московском госпитале. Не хватало командиров, поэтому после выздоровления деда направили в высшую тактическую школу, где он проходил подготовку до июня 1943 года. После выпуска Мутигулла получил назначение – стал командиром стрелковой роты Прибалтийского фронта. В октябре 1943 года войска фронта сокрушили мощную оборону противника в Псковской области. В декабре создавали условия для наступления на витебском направлении при освобождении Белоруссии. В ожесточённых боях в декабре 1943-го Мутигулла Гиззатулович получил ранение головы и контузию, а 27 января 1944 года уволен в запас по ранению.
Байбулатов Рахматулла Гиззатулович
Его младший брат Рахматулла ушёл на войну 16 июля 1941 года. На обучении в Ижевске он получил звание сержанта технических войск. Рахматулла воевал на Ленинградском фронте. Он умер от ран 8 августа 1942 года в эвакогоспитале посёлка Романовка в Саратовской области. Там на кладбище стоит скромный обелиск с фамилиями пяти бойцов, умерших здесь от ран. Среди них и дорогое нам имя Рахматуллы Байбулатова. Жители Романовки бережно чтят память бойцов. Поселковая администрация ведёт поиски родственников воинов, погибших от ран. В музее школы, где в военные дни размещался госпиталь, хранятся фотографии и материалы о Рахматулле, которые переданы нашей семьей. Мы благодарны администрации и жителям Романовки за сохранение памяти о нашем родственнике и других воинах. А средний брат деда Гиният пропал без вести в октябре 1942 года, судьба его до сих пор неизвестна.
История двоюродного брата дедушки Мустакима Байбулатова очень особенная. В конце мая 1941 года он окончил первый курс Московского военно-политического училища им. Ленина. Тогда же его в звании политрука направили в 68-й Гродненский укрепрайон на границе с Польшей. С первых дней войны там шли кровопролитные бои. Семьдесят лет судьба Мустакима была неизвестна. Он числился в списках пропавших без вести. Его жена неоднократно обращалась в Центральный Архив Министерства обороны, пытаясь узнать, где погиб и похоронен её муж.
Байбулатов Мустаким Мустафьевич
Только в 2011 году на сайте Центра документации при общественном объединении «Саксонские мемориалы в память жертвам политического террора» (город Дрезден, Германия) родственники в базе военнопленных нашли информацию о Мустакиме Мустафьевиче. Сразу же моя сестра, Айсылу Резванова, написала письмо в Дрезден с просьбой предоставить все сведения. Вскоре пришёл ответ, в котором сообщалось, что он попал в плен 28 июня 1941 года в городе Лида Гродненской области, находился в лагере для офицерского состава XIII D (62) Хаммельбург, а 21 октября того же года передан в гестапо Нюрнберг-Фюрт… Далее его судьба неизвестна. Поиски продолжались, но в октябре 2013 года из Управления Министерства обороны Российской Федерации по увековечиванию памяти погибших пришло письмо. Сообщалось, что судьбу и место захоронения Байбулатова Мустакима Мустафьевича на территории Германии установить не удалось.
Карточка военнопленного – последний прижизненный документ Мустакима Байбулатова
В январе 2014 года в газете «Комсомольская правда» была напечатана статья о стрельбище СС в Хебертсхаузене и список расстрелянных пограничников. Большую работу по поиску данных провели немецкие историки. Ранее документы о военнопленных, переданных в гестапо в концлагерь Дахау, отсутствовали. Историки работали в немецких и российских архивах и узнали, что тысячи советских бойцов расстреляны на стрельбище СС в Хебертсхаузене и сожжены в печах концлагеря Дахау. Первыми увидели статью и обнаружили фамилию земляка уфимские поисковики Ильдар Гайнанов и Рафкат Зулькарнаев. Они отыскали родственников Мустакима Байбулатова. Так на 95 году жизни всего за несколько месяцев до своей смерти Фатыма Шайдулловна узнала о судьбе мужа, о последних его днях.
Мемориальный комплекс «Стрельбище в Хебертсхаузене»
В полутора километрах от Дахау на бывшем стрельбище СС в Хебертсхаузене установлена памятная доска. Здесь в 1941-1942 годах было расстреляно более 4000 советских военнопленных. Директор мемориального фонда Габриэле Хаммерман, выступая перед родственниками погибших, подчеркнула, что сегодня в памяти немецких поколений отсутствует факт массового уничтожения советских военнопленных на территории Германии. Открытие этого мемориала является очень важным для восстановления исторической справедливости и воспитания молодого поколения. Она отметила, что ей неимоверно тяжело говорить о происходившем на стрельбище.
Это были живые мишени...
Это страшный рассказ. На полигон въезжал грузовик, в котором было около 70 военнопленных. Их раздевали догола. На валах стояли вооружённые эсэсовцы. Военнопленных выстраивали в шеренги по пять человек и по одной шеренге гнали за вал. Там в расстрельной нише высокого бетонного сооружения, внутренняя стена которого была облицована досками пулеуловителя, было вкопано пять столбов высотой чуть выше метра. К этим столбам наручниками приковывали военнопленного. Это были живые мишени для эсэсовцев, которые пристреливали личное оружие. Стреляли сначала в одно колено, потом в другое, в локоть и т. д., пока окончательно не устанавливали прицел и только потом добивали своих жертв последним выстрелом в голову. После трупы увозили в крематорий.
Памятная доска на бывшем стрельбище СС в Хебертсхаузене
Памяти защитника Отечества Мустакима Байбулатова
Большую работу по поиску фамилий советских военнопленных провели директор фонда мемориала Дахау Габриэле Хаммерман, историк Отто Райнхард, сотрудник фонда мемориала Дахау Татьяна Секей и многие другие. Огромная благодарность сотрудникам мемориала за кропотливую и скрупулёзную работу, которая позволила поднять из небытия имена погибших.

Подвиг героев Великой Отечественной войны бессмертен, наша благодарность безмерна. Они подарили жизнь – нам, нашим детям, внукам, правнукам и их потомкам. Без уважения прошлого никогда не будет будущего. Вечная память героям-победителям и огромная благодарность. Это меньшее из того, что можем сделать мы для них! Помнить!
До Победы под шквалом пуль
Рассказ Татьяны Воронцовой
Александр Петрович Юсенко
Мой дедушка, Юсенко Александр Петрович, ушел на фронт в 1942 году. Служил связистом третьей стрелковой дивизии третьего артиллерийского полка второго Украинского фронта. Рассказывал, что особенно тяжело приходилось связистам на передовой, во время затяжных артобстрелов. Под шквалом пуль переползали от одного порыва линии к другому, чтобы обеспечить командованию дивизии бесперебойную связь со штабом.

Дед, как и многие ветераны, мало говорил о войне, поэтому многие факты его фронтовой биографии семья узнаёт только сейчас, обращаясь к архивам. Так, запись в военном билете поведала нам о том, что связистом дед служил с мая 1943 года, а до этого времени воевал в стрелковой бригаде вышеупомянутой дивизии и был снайпером.
Александр Петрович прошёл военный путь достойно, об этом говорят его многочисленные боевые награды, среди которых есть самые почётные медаль «За отвагу», орден Славы III степени, медаль «За взятие Будапешта». Грамотами Верховного главнокомандования дед был награжден за участие в боях за преодоление Карпат в 1944 году, в боях на озере Балатон в 1945‑м, за освобождение Чехословакии и восточных районов Австрии. «Жаль до Берлина дойти не довелось», – обмолвился он как‑то уже после войны, на одной из встреч со школьниками.
Дедушку пригласили на урок памяти в старшие классы
В послевоенное время фронтовик Юсенко продолжил работу на сельском радиоузле
Ветеран Великой Отечественной войны Александр Петрович Юсенко
Всю свою жизнь Александр Петрович увлекался радиоделом, любил конструировать. Первые радиоточки в селе Рубановка Херсонской области – его рук дело. Работу на сельском радиоузле он продолжил и в послевоенное время. Свои знания передал последующему поколению, организовав в местной школе кружок.

Каждый год, накануне 9 Мая, дед доставал из шкафа свой парадный пиджак с начищенными до блеска орденами и медалями и шел на центральную сельскую площадь, где ему предстояла встреча с однополчанами и обязательное, по просьбе сельсовета, выступление от ветеранов.
Их звали «Чёрной смертью»
Рассказ Наили Сальниковой
Иосиф Иванович Волков (справа)
Когда и почему наш дед Осип стал Иосифом, точно никому не известно. Наверное, когда ему выдали первый паспорт. Или первый документ. Потому что в повторно выданном свидетельстве о рождении он стал уже Иосифом… Ивановичем… Странное сочетание, правда? Тем более для уроженца Горьковской области, обладателя фамилии Волков. Но мне о нём всегда рассказывали как о «дедушке Осипе», которого между собой многие звали Осятко. Вообще от рождения фамилия его была Белоусов. Родной отец его Викул, погиб, когда Осип был совсем маленький. Потом его мама вышла замуж за Ивана Семёновича Волкова, который усыновил маленького Осю и всю жизнь считал его своим сыном, а его дочерей своими внучками. Вот и получается, что дед наш – Иосиф Иванович Волков, о котором пойдёт рассказ, – на самом деле Осип Викулович Белоусов.
Противник панически-уважительно называл бойцов-десантников «чёрная смерть».
Он недолго учился в школе. Окончив всего четыре класса, стал работать в колхозе. В 1939-ом году был призван в армию. Попал в Черноморский флот, там и отслужил всю срочную службу. Уже приближалась демобилизация, и тут… началась война. Так Иосиф остался на флоте, прошёл переобучение и стал морским десантником. Пехота ВМФ в СССР – войска, предназначенные для ведения боевых действий на приморских направлениях. Противник панически-уважительно называл бойцов-десантников «чёрная смерть».
Нестыковки в документе, связанные с годом рождения, объясняются желанием родителей позже отправить сына в армию
Кстати сказать, с возрастом у нашего деда тоже ещё одна нестыковка, потому что в свидетельстве о рождении указан 1920-ый год. А на самом деле он родился в 1916-ом. Оказывается, в те времена в СССР многим мальчишкам родители намеренно меняли в метриках год рождения, чтобы наследник позже в армию пошёл. Вот и получилось, что когда началась война, деду Осипу был не 21 год, а 25 лет. Впрочем, на его службе Родине это никак не сказалось. Воевал он честно, не отсиживаясь в окопах и не прячась за спины боевых товарищей. И как соотечественники свято верил в то, что непобедимым человека делают не слова, а поступки.
...тогда он прошёл по грани между жизнью и смертью...
О войне Иосиф Иванович вспоминать не любил. А если и рассказывал, то о местах, где воевал – о Севастополе, Крыме, Кавказе. С восхищением говорил о красоте грузинских женщин. Он вспоминал лишь один случай, как в одном городке прятался в стоге сена у каких-то стариков. Фашисты штыками прощупывали стог, но деда Иосифа не нашли. Наверное, эта ситуация было для нашего краснофлотца одним из знаковых событий войны. Видимо, тогда он прошёл по грани между жизнью и смертью, между войной и миром.
Иосиф Волков награждён медалью «За оборону Севастополя»
Снаряды его оружия точно ложились в цель, разя врага…
Подтверждение подвигов деда – награды, которых немало. Иосиф Волков был награждён орденом Красной звезды, медалями «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За боевые заслуги». В наградном листе, найденном в интернете, командир поясняет: «Товарищ Волков – молодой наводчик, но при форсировании нашими частями днестровского лимана действовал смело и уверенно. Снаряды его оружия точно ложились в цель, разя врага… В бою заменил командира орудия и продолжал работать наводчиком, выполняя обязанности за двоих».

По документам военного времени Иосиф Иванович Волков – краснофлотец Черноморского флота. По окончании войны он не сразу снял военную форму. Прошёл курс обучения и стал уже матросом-артиллеристом. Ещё год он продолжал защищать мир и покой соотечественников. И только в 1946-ом вернулся домой.

Сибиряк, вернувшийся живым
Рассказ Владимира Сафонова
Боевой путь Ивана Сафонова начался в феврале 1942 года
В семье мы всегда с большой любовью, особой нежностью и сердечной теплотой вспоминаем моего отца, Ивана Алексеевича Сафонова. Он проходил обучение в школе артиллеристов и являлся командиром расчётного орудия по уничтожению танков с 57-миллиметровой пушкой. Я понимал с самого детства, что папа воевал.

Иван Сафонов родился в 1923 году в Омской области, в деревне Половинко Пушкинского район, и был призван в действующую армию из Куйбышевского района города Омск. Для молодого сержанта Великая Отечественная война началась первого февраля 1942 года где-то под Воронежем. Но об этом периоде он никогда не рассказывал, словно тот кусок жизни незримо выпал из памяти. С боями отступали наши до самого Сталинграда.
А дальше отец находился в составе уже не Южного фронта, а Третьего Украинского: освобождал Донбасс, Украину, Болгарию. Потом бились за Югославию, здесь народ стоял на грани вымирания, практически под ноль немцы уничтожали югославов. Затем освобождали Румынию. Отца тяжело ранили в Венгрии весной 1945 года. С этого момента война для него закончилась, и наступила пора госпиталей. После лечения в 1947-м Иван Алексеевич Сафонов был демобилизован гвардии старшим сержантом, и в этом же году встретился со своей будущей женой, моей мамой Зинаидой Ивановной. Она была тружеником тыла и работала фельдшером в Омском военном госпитале.
Из наградного листа Ивана Сафонова
Друзья-однополчане
Информационный ресурс «Память народа» содержит уникальные данные о героях войны. Есть там и полная информация о моём отце: его боевой путь и документы о награждении. На сайте я обнаружил пожелтевшую от времени справку к приказу и сам приказ по 14 гвардейской механизированной бригаде Южного фронта от 22 сентября 1943 года. Есть в нём строка о том, что отцу, командиру отделения комендантского взвода, полагается медаль «За отвагу». И там же, в рассекреченных архивных документах Министерства обороны РФ, я увидел копию наградного листа из приказа от 31 октября 1944 года. От имени Президиума Верховного Совета СССР солдат и командиров награждали за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество. Тогда отец был удостоен ордена Славы III степени.
Ветеран Великой Отечественной войны Сафонов Иван Алексеевич
Для меня память об отце, память о Великой Отечественной войне по-настоящему священна. Я всегда стремился узнать как можно больше о боевом пути Ивана Сафонова, интересуясь историей своей семьи и Отечества. Поиск информации с появлением цифровых технологий и доступом к ранее секретным данным затягивает. Захожу на вышеупомянутый сайт хотя бы раз в месяц, думая, а мало ли что? База данных постоянно обновляется, на то есть объективные причины. Главное, что память народа остаётся живой.

Родители всегда учили нас быть людьми слова и дела, ответственными и открытыми. С супругой и детьми мы участвуем в шествии «Бессмертный полк» в составе Медико-санитарной части «Газпром добыча Надым». С гордостью, торжественно несём портрет отца и деда. Жаль, что ветеран Великой Отечественной войны не дожил, не успел увидеть внуков. Они, все трое, чтут его память, зная о том, каким человеком и воином был Сафонов Иван Алексеевич. И я твёрдо уверен, что память эту мои дети сберегут для своих потомков.
Любовь побеждает всё
Рассказ Антона Гринько
Антон Гринько с фотографиями дедушки и бабушки
Линии жизни моих дедушки и бабушки, маминых родителей, впервые пересеклись в послевоенное время, примерно в 1954 году. Дмитрий Гритченко трудился лесничим, патрулируя земельные угодья. Однажды, объезжая ранним утром вверенную ему территорию, он увидел незнакомую девушку. Жительница соседнего села спешила на ферму. Случайная встреча через год стала их судьбой.

До войны моя бабушка Антонида Николаевна Крючкова, родившаяся 28 сентября 1922 года в селе Ильинское Перемышльского района Калужской области, ещё маленькой вместе с бабушкой переехала в село Калуга Омской области. Когда ей было 15 лет, уехала в Москву, где затем работала на фабрике. Оттуда и ушла на фронт. Антонида не любила вспоминать то жуткое время, и буквально по обрывкам фраз нам известно, что, получив ранение в 1944 году, бабушка попала в госпиталь. А после войны вернулась в Омск. Дмитрия Фёдоровича Гритченко призвали в армию из Омска, к началу Великой Отечественной войны он служил в Сталинграде. Вместе с товарищами отражал нападение немцев, защищая город. Во время одного из кровопролитных боёв дедушка получил тяжёлое ранение. Пуля прошла через всю руку – от запястья до плеча, перебив сухожилия и кости. Дмитрия госпитализировали. С 22 февраля 1942 года, когда его выписали, он больше не воевал, получив инвалидность. Вернувшись домой, дед женился – это был его первый брак. До знакомства с моей будущей бабушкой было ещё далеко.
Несмотря на то, что рука у дедушки была обездвижена, он оставался весёлым, всегда что-то мастерил, без дела не сидел. Радовался жизни, поэтому не терял бодрости духа. Считал, что боевое крещение прошёл, и уже в мирное время трудовой путь воспринимал легко. Только беда подкралась с другой стороны – в 1955 году умирает жена, и молодой отец остаётся один с тремя детьми: старшему сыну Володе 11 лет, дочери Ольге пять, а младшенькому Пете всего два года. Тогда-то дед и поехал в соседнее село, свататься к Антониде Крючковой. Её бабушка Нюша была против – не понравился ей жених: мало что инвалид, так и совсем худой, наверное, больной, да ещё столько детей… Она очень любила внучку и всячески отговаривала от поспешного шага. Но Антонида была добрым человеком и согласилась приехать к Дмитрию посмотреть на семью, познакомиться с детьми. Она нарядилась в пиджачок, из сладостей завернула в платочек кусковой сахар и положила в карман. Когда она зашла в дом, ей навстречу выскочил младший сын и с криком «Мамка-а! Мамка пришла!» кинулся ей на руки… А бабушка, вынув из кармана сахар и угостив детвору, обхватила всех троих, да так и осталась! Со временем в семье Гритченко родилось ещё двое детей – Вася и Леночка. Моя мама, Елена Дмитриевна Гринько (Гритченко), была младшим ребёнком в семье.
Крючкова Антонида Николаевна и Гритченко Дмитрий Фёдорович
Мама рассказывает, что воспитанием детей больше занимался отец, поскольку моя бабушка много работала, и ей было просто некогда. В детстве мама всюду ходила с отцом и помогала ему, например, с гвоздями – у нее был свой, маленький молоточек. Отец выдёргивал гвоздодёром, а дочка, ей на ту пору было лет шесть, выравнивала металл своим инструментом. Родители учили детей быть честными, никогда не врать и хорошо учиться. И воспитывали своим примером: работали не покладая рук, при этом держали хозяйство – управлялись с животиной, сажали большой огород.
Я помню о своих предках и горжусь ими.
К сожалению, я не застал бабушку и дедушку в живых. Они ушли задолго до моего рождения. Дмитрия Фёдоровича не стало в 1975 году. Антонида Николаевна умерла через десять лет. Оба похоронены в селе Степки Москаленского района Омской области. Дедушка и бабушка не увидели нас, своих трёх внуков. Моя мама в шутку называет нас «сборной солянкой» – мы взяли определённые черты и качества от всех родственников по чуть-чуть. Но самое главное, по мнению мамы, в том, что мы переняли их ответственность и трудолюбие. Я помню о своих предках и горжусь ими. В знак уважения и почитания обязательно пройду с портретами дедушки и бабушки в шествии «Бессмертного полка». И всё, что знаю об истории нашей семьи, когда-нибудь расскажу своим детям и своим внукам.
Ради жизни на земле
Рассказ Ольги Рыжаковой
История семейной жизни моих дедушки и бабушки, Аполлоновых Алексея Егоровича и Нины Александровны, – короткая. В 1941 году молодая семья жила в городе Калинине на улице Благоева. Алексей в 1940 году закончил Бологовский сельскохозяйственный техникум по специальности «зоотехник» и был направлен на работу в учхоз Сахарово Калининской области. Там он занимался разведением элитных пород коров. 20-летняя Нина, бухгалтер по образованию, была душой компании: замечательно пела и играла на гитаре. Семья ждала рождения своего первенца. Но всё внезапно изменила война…

Когда немецкая армия в октябре 1941 года подходила к Калинину, Алексей получил приказ обеспечить сохранность элитного стада, эвакуировав его на другой берег реки Волги в совхоз под городом Кимры. 14 октября 1941 года, сопровождая стадо, забрав с собой беременную жену, он покинул город Калинин, а через три дня, 17 октября, немцы оккупировали город. Передвигались по ночам почти месяц. Днём вынуждены были скрываться в лесах из-за постоянных бомбёжек. Под очередным артобстрелом начались роды. Нину на попутной машине успели довезти до больницы в городе Кимры, где 11 ноября родилась маленькая Тома.
Оккупированный фашистами город Калинин
Алексей же переправил стадо через Волгу и в конце ноября вернулся в Кимры, где впервые увидел новорождённую дочь. Малышка родилась, как он очень хотел, похожая на него, но не рыжая. Всей семье предстояло еще одно длительное путешествие до деревни Горка Бологовского района, где жили родители Алексея. Добирались где на попутках, где на обозе, а где и пешком. Моя мама чудом выжила в тот холодный первый месяц своей жизни… После выполнения задания Алексей прибыл на призывной пункт города Бологое и ушёл на фронт. Воевал в пехоте на Воронежском фронте.
Война превратила молодую 20-летнюю девчонку во вдову.
В деревню, где жила Нина с дочкой, приехал инвалид-фотограф. Он сделал две фотографии, одну из них Нина оставила себе, а вторую отправила на фронт Алексею. На оборотной стороне фотографии стоит дата 25.05.1942 года. А уже в августе 1942 года Нина получила похоронку… Позже пришло письмо от однополчанина Алексея. Тот сообщил, что Алексей погиб на его глазах при взятии высоты под селом Лебяжье Воронежской области и похоронен в братской могиле села Лебяжье. Официальная дата гибели старшины Аполлонова Алексея Георгиевича, занесённая в Книгу Памяти Бологовского района, – первое октября 1942 года. Почему похоронка пришла в августе, так и осталось тайной. Война превратила молодую 20-летнюю девчонку во вдову.
Нина с маленькой Томой
Бабушка прожила долгую жизнь, вырастила мою маму, вышла второй раз замуж, родила ещё одну дочку. С довоенных времён сохранилась только одна фотография деда Алексея. Всё осталось в Калинине, при срочной эвакуации из города бабушка взяла с собой один только узелок. Бабушка не вернулась в Калинин, в квартиру на улице Благоева, где семья Аполлоновых могла бы прожить счастливую совместную жизнь, если бы не война… Бабушка Нина больше никогда не брала в руки гитару. А мама моя, ровесница войны, красивая даже в свои 78 лет, похожа на дедушку Алексея, только не рыжая, как он и хотел.
Судьба бойца сапёрной армии
Рассказ Ивана Федярина
Ветеран Великой Отечественной войны Вдовкин Василий Филиппович
До войны у Василия Филипповича Вдовкина была размеренная жизнь. Он работал конюхом и воспитывал трёх дочерей. Когда моего прадедушку призвали на фронт, дети и молодая жена остались ждать его дома, в деревне Кормилята Кировской области. Василий Филиппович был принят на службу 16 сентября 1941 года, откуда он попал в сапёрный батальон Первого Прибалтийского фронта.

В сети я нашёл много информации о военных операциях войск Первого Прибалтийского фронта, но о действиях воинской части 879, в которой служил прадедушка, почти ничего неизвестно. Думаю, это был секретный батальон. К тому же Василий Филиппович был сапёром-разведчиком. Он и после войны оставался очень скрытным человеком. Но о чём я знаю наверняка, так это о подвиге прадедушки, совершая который, он едва не лишился жизни.
Советские сапёры устанавливают противотанковые мины
В феврале 1944 года его отделению дали приказ заминировать участок под Витебском. Солдаты перебрались через водный рубеж незамеченными и в невероятно сложных условиях успешно выполнили задание. Уже возвращаясь обратно в подразделение, прадедушка был тяжело ранен. Он подорвался на мине, потерял два пальца, а осколок, попавший в лицо, лишил его глаза.
Витебская наступательная операция
После госпиталя дедушка на фронт так и не вернулся, его отправили домой в деревню. Но героизм и отвага Василия Филипповича сыграла важную роль в Витебской наступательной операции. Его наградили медалью «За боевые заслуги». Прадедушка помогал приближать Победу в тылу. Вернувшись в колхоз, снова стал конюхом, работал в полях на посевной и уборочной.
Василий Вдовкин с женой Александрой
Пел и плакал, а мы всё не понимали, почему…
Несмотря на все испытания и ужасы войны, Василий Филиппович смог вести обычную размеренную жизнь. Он вырастил девять детей, а в старости нянчил двадцать внуков. Моя мама вспоминает: «Когда мне было восемь, а моему дедушке уже за семьдесят, на летние каникулы меня из Надыма отправили в деревню. С семьёй мы часто собирались на веранде – я вместе с братьями и сёстрами резала из газеты прямоугольники, а дед из них делал самокрутки. Он пел нам свою любимую песню «Когда мы были на войне». Пел и плакал, а мы всё не понимали, почему…».
Прямой наводкой по врагам
Рассказ Владислава Матросова
Шёл август 1941 года, когда Туймазинский районный военный комиссариат призвал Федота Ивановича Матросова в ряды защитников Отечества. Через долгих четыре года он вернулся живым. Осколок, застрявший в теле молодого парня, врачи не стали трогать. Возможно, именно тяжёлые раны стали причиной его раннего ухода из жизни. Ветерана Великой Отечественной войны не стало в 1970 году…
Матросов Федот Иванович
Мой дедушка по линии отца, родился 27 апреля 1918 года в селе Александровка Башкирской АССР. Он участвовал в боях на Ленинградском и Калининском фронтах, не раз был ранен. Чувство гордости за родного человека, настоящего защитника Родины, которое испытывает вся наша семья, крепнет с каждым годом. В открытых Министерством обороны России свободных источниках мы с братом нашли наградной лист. Федот Матросов, командир орудия батареи 76-милиметровых пушек 399 стрелкового полка 111 стрелковой дивизии, был представлен к высокой награде Отечества – ордену Красной Звезды. Когда мы читали о личном подвиге нашего деда, то испытывали огромное восхищение перед его мужеством.
...Федот Матросов сумел выкатить массивное орудие максимально близко к линии вражеской обороны...
Один из кровопролитных боёв, в котором он участвовал, подробно представлен на сайте «Память народа». Старший сержант неоднократно вёл огонь прямой наводкой по группам немецких автоматчиков и дзотам противника, не страшась миномётного и пулемётного огня. При этом, его расчёт не имел потерь в людском составе, удалось сберечь и лошадей, с помощью которых перевозили пушки. С мастерским знанием своего дела Федот Матросов сумел выкатить массивное орудие максимально близко к линии вражеской обороны, на 700 метров, и расстреливал прямой наводкой огневые точки противника. Под ливнем немецкого миномётного огня разбил два немецких дзота и разрушил два дома, где засели немецкие автоматчики, мешавшие действиям нашей пехоты. За четыре тяжёлых дня Матросов уничтожил несколько десятков фашистов, показав личным примером, как нужно отстаивать каждую пядь родной земли. Свой боевой пост наш дедушка покинул только после тяжёлого ранения.
Описание подвига Федота Матросова. Информационный ресурс «Память народа»
Владислав Матросов с фотографией дедушки. Внешность передаётся через поколение
Когда мой отец был маленьким, он часто рассматривал документы фронтовика, видел много благодарственных писем за освобождение различных городов в Европе и даже документ, подписанный главнокомандующим Иосифом Сталиным. Дед был ответственным всю свою жизнь. После войны и до самой смерти Федот Матросов работал в деревне председателем колхоза.

Мне часто говорят о том, что я очень похож на своего деда. В первый раз услышал об этом ещё ребёнком, когда были живы старики, знавшие Федота Ивановича. Здесь, на Ямале, и в Башкирии, откуда родом старшее поколение семьи Матросовых, мы часто вспоминаем о нашем предке. Смотрим старые фотографии, о наших родных говорим уже своим детям, рассказывая о том, какие героические поступки совершали люди во время войны. Важно, чтобы школьники и молодёжь знали, через что пришлось пройти народу в то страшное время.
Давным-давно была война…
Рассказ Ирины Кузнецовой
Если бы мои дедушки и бабушки были живы, они многое могли бы рассказать о Второй мировой войне. Гораздо больше, чем я. Но сейчас их нет рядом. И память о людях, чьи судьбы стали частью истории грозных потрясений страны, храним мы, потомки. Мы не вправе забывать об этом. Мой сын родился 9 мая 1995 года, в день 50-летия Великой Победы. Считаю это особым знаком в его судьбе.
Сталинградская битва длилась с 17 июля 1942 по 2 февраля 1943 года
Аркадий Степанович Юрков, защитник Сталинграда
Мой дедушка по маминой линии Аркадий Степанович Юрков в 1941 году в возрасте 19 лет оказался на передовой. Это было самое начало войны. В тяжёлых боях с огромными потерями наша армия отступала. Отступление прекратилось возле Сталинграда, где разыгралась одна из самых кровавых сцен военной истории. Официальная дата начала сражения – семнадцатое июля 1942-го. В этот день передовые отряды Сталинградского оборонительного фронта столкнулись с авангардом немецкой армии на рубеже рек Чир и Цимла. В первом бою противники обошлись без летальных потерь, но уже на следующий день начался реальный ад на земле. Мой дедушка стал свидетелем и участником этих кровавых сражений.
До середины осени отряды Красной армии в основном защищались, но когда сражение переместилось внутрь города, до противостояний внутри домов, лестничных площадок, уличных перестрелок, где противников разделяла стена или груда строительного мусора, то германская артиллерия, авиация, сапёрные войска перестали давать результат. А в рукопашной драке немцы были слабее.
Награды деда. Спасибо за Победу!
В одном из боёв его тяжело ранило в ноги, он долго лежал в госпитале. За отвагу и мужество, проявленные во время войны, он был награждён двумя орденами Славы, орденом Боевого Красного Знамени, орденом Отечественной Войны, медалью "За оборону Сталинграда" и другими наградами. К сожалению, многие из них не сохранились.
Супруги Валентина Павловна и Аркадий Степанович Юрковы
После Победы дедушка Аркаша работал комбайнёром. Его фотографию разместили на Доске почёта. О нём писала областная газета. После войны Аркадий Степанович прожил недолго и не испытал тех почестей, какие сейчас оказывают ветеранам. Люди уходят из жизни, а память о них будет жить в веках в их детях, внуках, правнуках.…
Сергей Николаевич Кузнецов
Сергей Николаевич Кузнецов, дедушка Серёжа, защищал восточные рубежи нашей страны. Советско-японская война длилась с 9 августа по 2 сентября 1945 г. В результате Квантунская армия Японии была разгромлена и противник был вынужден капитулировать. В этой победе есть заслуга и моего деда, отважного русского солдата. За отвагу в бою он был отмечен медалями. От войны у него остался неизгладимый след – шрамы от серьёзного ранения.
Валентина Павловна Юркова
Жена Аркадия Степановича Юркова, Валентина Павловна, будучи 14-летней девочкой, как и многие другие её односельчане, после начала войны была направлена в фабрично-заводское училище, где прошла ускоренное обучение работы на тракторе. Это было нужно для того, чтобы заменить на полях мужчин, ушедших на фронт. Военный хлеб давался ценой неимоверных усилий: поля вспахивались и убирались даже во время бомбёжек. Как участник трудового фронта Валентина Павловна также имеет награды и ордена.
Лидия Александровна Кузнецова
Другая моя бабушка – Лидия Александровна Кузнецова – всю жизнь проработала учителем. Её специализация – русский язык и литература. Но во время войны и в послевоенные годы пришлось преподавать и многие другие дисциплины. А главное, среди разрухи, голода и злобы уметь привить детям любовь, сострадание, ответственность за того, кто находится рядом. Сейчас про таких людей, как мои бабушки, принято говорить: «Они ковали победу в тылу».
Их было много с похожими судьбами в те годы: молодых и не очень, на передовой и в тылу. Они заслужили Победу своим мужеством, трудолюбием, терпением. Вспоминая о своих родственниках, прошедших через ад Второй мировой, я склоняю голову пред всеми подарившими мне, моей семье мирное небо над головой. Спасибо вам, ветераны!
Наверх