День Победы

Гвардии старший сержант: отважная и сильная духом. История Дмитрия Курильченко

Металл чуть холодит ладонь, но, быстро нагреваясь, становится тягуче-тёплым. Бережно держу в руках ратные награды бабушки по отцовской линии. Вере Петровне Курильченко (в девичестве Потапенко) их вручили в военное время. Орден Отечественной войны II степени, медаль «За боевые заслуги» и нагрудный знак «Гвардия». Семейные реликвии хранятся у меня с 2015 года. С тех пор, как бабушка ушла навсегда… Она берегла их, аккуратно завернув в платочек, и завещала отдать награды мне, своему старшему внуку. Помню, как бабуля Вера скромно, мимоходом, говорила: «Наград особых нет. Мы воевали не за них, хотели помочь Родине». Есть ещё и юбилейные медали, и особенный знак отличия за отвагу и мужество – медаль Жукова. Об этой награде уже новой России стало известно в мае 1994 года, когда был издан Указ Президента страны, а затем, в 1996 году, её утвердили на территории всего СНГ.

Боевые награды Веры Курильченко

Бодрая, весёлая, энергичная – такой помню бабушку с детства. Каждый отпуск они с дедом забирали меня, школьника, на каникулы. Как любому мальчишке, мне хотелось побегать и погонять мяч, и не всегда было интересно слушать разговоры взрослых. Мы встречались с их однополчанами, ездили по местам боевой славы – помню множество поездок по самым разным маршрутам. В Новороссийске в память врезалась дорога по Сухумскому шоссе. Бабушка рассказывала, что в период войны город-герой был полностью разрушен. Меня тогда впечатлили руины Дворца культуры, планировавшегося к открытию 22 июня 1941 года… Это здание оказалось на линии фронта, его нещадно бомбили и обстреливали. Таким оно и осталось в назидание потомкам.

Автобиография Веры Курильченко – рассказ буквально о каждом периоде жизни

Сохранилась рукопись бабушки, которую правильнее будет назвать автобиографией. И это ещё одна реликвия всей семьи Курильченко. Это рассказ буквально о каждом периоде долгой жизни, разделённой на вехи довоенного и послевоенного времён. Бабушка родилась 2 сентября 1923 года в Омске. Там ходила в школу, но по семейным обстоятельствам, не завершив среднего образования, пошла учиться на картографа. После трудилась ретушёром на фабрике. Она вспоминала, как в Сибирь с началом советско-финской войны стали поступать раненые. Как призывали молодёжь, совсем юных девчонок, к обороне Родины. Тогда слово «защищать» включало в себя многое: умение хорошо стрелять, быть готовыми к химической защите и оказывать скорую помощь. Как и многие ровесницы, Вера стала медсестрой. На безделье времени не оставалось – молодёжь работала и училась без отрыва от производства, и это касалось почти всех. Страшный день наступил в воскресенье. Погода была солнечной, и многие для отдыха после рабочей недели собирались в парках. По репродукторам с заявлением правительства выступил заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР, нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Он обратился ко всему населению страны. Бабушке, поспешившей в военкомат, отказали в призыве по долгу службы – она трудилась на картографической фабрике. По её воспоминаниям, примерно через полгода Омск превратился в город-госпиталь.

Город Омск в годы Великой Отечественной войны

В годы войны в Сибирь переехало более 100 различных промышленных предприятий. Сюда эвакуировали не только заводы и фабрики. В Омск переезжали учебные заведения и медицинские учреждения, детские дома и театры. Коренные жители и эвакуированные после работы ехали на вокзалы встречать эшелоны, в том числе с ранеными: размещали, сопровождали в машинах, одевали в вагонах. Порой, люди были заняты до самого утра, а к началу рабочего дня уже находились на рабочих местах, ведь опоздание на 15 минут каралось тюрьмой. Иногда, как вспоминала бабушка, им давали отсрочку на два-три часа, чтобы можно было хотя бы немного поспать. Вера постоянно бегала в военкомат и каждый раз слышала отказ. Так было до 1 мая 1943 года. Бабушку призвали, но оказалось, что надо освоить ещё одну профессию. Она стала учиться в Ярославском интендантском училище на курсах старших поваров. Вспоминала и курьёзный случай. Получив обмундирование, девушки переоделись в длинную, не по росту, одежду. Шинели были до самого пола, а кирзовые сапоги (у бабушки был 35 размер ноги) оказались велики – выдавали 40-й и даже 41-й размер. Девушки-курсанты возвратились в училище поздним вечером, чтобы никто не видел, как они подвязали одежду поясами и буквально несли в руках полы шинелей. И, порой, просто падали, поскольку из-за большой обуви растёрли ноги.

Среди семейных реликвий Курильченко хранятся её рукопись и характеристика

Почему же Омское училище называли Ярославским? Здесь важно детально рассмотреть справочную информацию: «…В 1941 году офицерские хозяйственные кадры для РККА готовили в самом Ярославле, а также в Симферополе и Омске. В Сибири военное училище было создано 1 марта 1941 года. С началом войны Симферопольское училище было расформировано, а Ярославское было передислоцировано в Омск и объединено с Омским. При этом оно получило название Ярославское интендантское училище. За время войны в училище подготовлено более 5000 специалистов военно-хозяйственной службы. Выпускники училища направлялись на должности начальников вещевого снабжения полков, начальников продовольственно-фуражной и обозно-вещевой службы полков, начальников интендантской службы батальонов, командиров взводов (хозяйственных, продовольственных и других)».

Через полгода после окончания курсов, в том же 1943 году, Вере присвоили звание «старший сержант» и отправили на фронт. Путь пролегал через Днепропетровск, Кривой Рог, а также рудник в Октябрьском районе, где бабушка, назначенная инструктором роты противохимической защиты, вместе с сослуживцами помогала в дегазации местности после нашествия фашистов. Она не чуралась тяжёлой работы: стирала, помогала готовить пищу, доставляла горячее питание буквально к расчётам орудий, вытаскивала раненых из самого пекла и снова шла спасать тех, кто нуждался в помощи. И это совершенно удивительно, ведь Вера Потапенко была худенькой девушкой маленького роста, её ласково называли «Кнопочкой». На информационном ресурсе «Память народа» подробно описывается боевой путь Веры Потапенко в составе 175 гвардейского стрелкового полка 58 гвардейской стрелковой дивизии 1-го Украинского фронта. Девятого августа 1944 года во время боя с немецкими захватчиками ей поручили доставить боеприпасы на огневую позицию переднего края. Зная, что снаряды в батарее на исходе, рискуя жизнью, боец доставила боеприпасы под обстрелом противника в батарею своевременно и дала возможность отбить контратаку врага. Проведя такую операцию, гвардии старший сержант была удостоена медали «За боевые заслуги».

Один из эпизодов военной поры Веры Курильченко

Бабушка не понаслышке знала, что такое война. За обыденностью слов в её воспоминаниях скрывается многое: «По пути к Днепропетровску я ехала в полуторке, нагруженной ящиками. Я и три офицера были в машине. При ввъезде в город нас начали бомбить, осколком ранило одного из офицеров. Мы, естественно, мигом слетели с машины, офицер на меня начал кричать, что я ему не оказываю помощь. А у меня при себе и не было ничего из медикаментов. Я ему объяснила, а он показывает на ящики, вроде бы я смогу их разбить и взять пакеты. Но появились солдаты, помогли мне. И машину помогли исправить, мы снова двинулись в путь. Офицер у меня попросил прощения, мы помирились. Ранение было несерьёзное, и можно было не пугаться – офицерик ехал с училища, молоденький лейтенант».
Тяжёлое испытание выпало и на женскую долю Веры, вышедшей замуж за моего деда в год Великой Победы. В то страшное лихолетье молодая пара удочерила девочку, взяв её с одного из эшелонов, идущих из Бобруйска. Позже, в 1946 году, родился мой отец, сын Валера. На попечении Веры остались её младшие брат и сестра — подростки. Жизнь налаживалась, но в 1948 году с дедом произошла трагедия. Так уже в 25 лет бабушка осталась одна с четырьмя детьми на руках. Она много работала: сначала на шахте в Караганде, на целине в Кустанайской области, потом в Азове Ростовской области, а в середине 70-х переехала в Надым.

Ветеран Великой Отечественной войны Вера Петровна Курильченко, в девичестве Потапенко

В нашем регионе Веру Петровну Курильченко, ветерана Великой Отечественной войны, ветерана труда и ветерана Севера, помнят. На протяжении более чем двух десятилетий бабушка активно участвовала в общественном движении. Неоднократно избиралась членом Надымского городского совета ветеранов Великой Отечественной войны и труда, с 1982 года была там заместителем председателя. В её доме всегда были открыты двери – приходили единомышленники, вдовы ветеранов войны, знакомые из комитета солдатских матерей. Моя бабушка, действительно, была как «вечный двигатель». Она могла всё, и всё успевала: быстро связать носки, приготовить вкусный обед и, конечно, пообщаться с друзьями и с семьёй. Такой она и запомнилась – жизнерадостной, оптимистичной, открытой! Крутилась всё время! Стремилась жить и такой пример подавала всем окружающим! Сила духа, человеколюбие, вера в себя и людей – эти качества Веры Петровны были источником её энергии. В рукописи бабушки есть слова, пронизывающие душу: «Люблю жизнь. Умирала три раза – и я знаю, что такое жизнь. Хожу по школам, общаюсь с детьми. Наверное, этим и живу. Жаль, что так мало осталось жизни».

Дмитрий Курильченко, инженер электросвязи 1 категории цеха связи №2

Прочитав воспоминания, я много узнал о важном… Бабушка раньше не говорила, наверное, берегла нас. Всё меньше живых свидетелей Великой Отечественной войны. И тем сложнее становится задача, которую решать нам, нашим детям, нашим потомкам, – сберечь священную память народа, победившего фашизм.

Дмитрий Курильченко, Управление связи
Фото из архива автора и из свободных источников

Комментировать

Комментировать

Популярное

Наверх