День Победы

Карпатский «ястребок». Рассказ Олега Яворского

Во многих семьях нашей страны есть своя собственная история Великой Отечественной Войны и её участниках – близких родственниках. Хочу поделиться своей в эти майские дни. Историю моего деда Андрея Михайловича Яворского, родившегося в 1911 году (умер он в 1996-ом), мне рассказал отец Николай Андреевич Яворский-Горошкович. В качестве предыстории надо указать, что родовые корни нашей семьи уходят высоко в Карпаты. В село Лосинец, где и происходили все события, о которых пойдёт речь.

Горные районы Западной Украины – место, где воевал мой дед

Львовская область находится на Западе Украины. С приходом советской власти в 1939 году, моего деда, чуть ли не единственного грамотного человека в селе, волевым решением зачислили в штат НКВД. Так было принято в те годы, в связи с особенностью политической ситуации на присоединенных территориях Западной Украины. После начала Великой Отечественной Войны немецко-фашистские войска прокатили по Украине и опять же, в связи с политической особенностью районов Запада региона, не оставили в горных сёлах Карпат структур именно немецкого командования. Фашисты передали властные полномочия бандеровцам – бандформированиям, наводившим ужас на мирных жителей. Вот с этого момента 1941 года и начинается история о войне семьи Яворских.

Сложно поверить, но эти улыбающиеся люди в бандеровской форме бойцов Украинской повстанческой армии — убийцы сотен мирных жителей: поляков, украинцев и евреев

При отступлении советских войск с территории Западной Украины, дед был назначен старшим «ястребком» – командиром роты «ястребков»-истребителей. Задача их была вести самооборону села от захватчиков. Фактически, создалось положение, в котором дед и его рота стали представителями советской власти на оккупированной немцами территории, в задачу которой входило не допускать в село бандеровцев. Рота «ястребков» была вооружена и готова отстоять родные стены от бандитов, которые стремились в село (да и во все соседние) не по политическим мотивам, а с намерениями грабить и убивать несогласных с грабежом. В случае с нашим селом, у бандеровцев ничего не получилось.

Не щадить ни женщин, ни детей – с таким девизом шли по нашей земле фашисты и их приспешники

Дед организовал оборону так, что бандеровцам никак не удавалось захватить село полностью и установить свою власть. Бои шли с переменным успехом, так что иногда деду со своими «ястребками» приходилось прятаться в лесу, чтобы потом с боями опять возвращаться в Лосинец. А кругом ситуация была много хуже. Бандеровцы преследовали и партизан-«ястребков», и мирных жителей, не согласных с насилием и грабежом. Но с особенной, нечеловеческой жестокостью велись карательные акции против лиц еврейской национальности.

Свои зверства бандеровцы с удовольствием документировали. Фотографии Львовских погромов сегодня легко найти в интернете – но очень трудно смотреть на них

Прослышав, что где-то в глубине Карпат есть село, так и не захваченное приспешниками фашистов, в Лосинец потянулись беженцы. Десятки еврейских семей пробирались в глухие леса гористых Карпат из городов, где бесчинствовали немецкие войска. Люди, измученные ужасом, стали стягиваться в Лосинец, где их прятали селяне и защищали «ястребки». Так дед и воевал, пока советские войска не освободили Западную Украину в 1944 году. Отмечу, что война для моего деда в 1945 году не закончилась. Вплоть до 1951 года, когда последний отряд бандеровцев уходил через окраины села в Румынию, в горных районах Карпат продолжались боевые действия, что и повлияло на дальнейшее развитие событий.

Единицам удавалось вырваться из рук озверевшей толпы и спастись… Эти кадры тоже из Львова, 1941 год

В годы оккупации в доме дед с бабушкой приютили несколько человек, которых в моменты кратких захватов села бандеровцами, прятали в подполе. Этот факт сыграл особую роль в жизни моего отца, а значит и моей. В 1946 году, когда папе исполнилось три года, в село пришёл настоящий голод. Произошло это из-за климатических условий горной части Карпат, которые вовсе не способствуют сельскохозяйственному урожаю на огородах и полях в любую погоду. Да и боевые столкновения с бандеровскими формированиями, не способствовали развитию домашнего подворья. Тем более в послевоенный год, когда в селе, практически, не осталось живности для ведения домашнего и колхозного хозяйства. По рассказам, услышанным отцом от матери, моей бабушки Анны, он тогда был на грани смерти от голодного истощения.

Анна Фёдоровна и Андрей Михайлович Яворские. Фото послевоенных лет

Не выдержав бессильно смотреть на угасание сына, дед пошёл пешком во Львов и как-то отыскал «своих евреев». В городах тоже было плохо с продуктами, но не так как в сёлах – были всё же поставки. Люди вместе собрали продукты для деда. Одни нашли немного крупы, другие макарон… Так и выходили малолетнего отца… Как не верить после этого, что всё, содеянное в жизни, возвращается бумерангом. Дед во время войны рискнул собой и жизнями своих близких ради спасения беженцев – ведь за укрывательство евреев полагалась смерть. А когда помощь была нужна ему – руку помощи протянули спасённые им люди. Всё в мире взаимосвязано.

Спасибо бабушке и деду за вклад в Великую Победу!

Олег Яворский, старший мастер Управления «Ямалэнергогаз»

Фото из личного архива автора и свободных источников

Комментировать

Комментировать

Популярное

Наверх