Фотоистория

ИНТЕРВЬЮ. Надымский писатель Владимир Герасимов: «Был долог до победы путь…»

Его детство пришлось на военные годы. Девятый ребёнок в семье. Родственники называли «дохлятиком», говорили, что войну не переживёт. В мае ему исполняется 79 лет. Знакомьтесь: надымский первопроходец, работник газовой отрасли, романтик, как он сам себя называет, писатель – Владимир Александрович Герасимов.

– В Надыме я живу давно, с 1971 года. Сначала приехал восстанавливать сталинскую железную дорогу, потом плотничал – строил городки на месторождениях. Кроме работы делать здесь было нечего; никаких кружков, досуга. Я стал записывать свои мысли, думы, чаяния: сяду в укромном месте и перекладываю их на бумагу. Так я начал писать  стихи, а позже – рассказы. Мне довелось поработать на Ямсовейском, Уренгойском, Юбилейном и Ямбургском месторождениях. Был плотником, стропальщиком, изолировщиком, но никогда не переставал творить, посвящая свои работы строителям газовой отрасли региона.

Дети войны

Творчество Владимира Александровича затрагивает разные темы: много любовной лирики, сердечных переживаний, душевных откровений. Но особое место писатель отводит теме Великой Отечественной войны. Есть у него автобиографический рассказ «Чембариха или тайна милосердия…» Автор изменил своё имя и назвал главного героя Егоркой.

«Летом 1942 года трёхлетний Егорка остался в отчем доме один. Где-то гремела война. Отца Егорки и двух его старших братьев призвали в армию. Всех трудоспособных жителей по особому Указу свыше определили на производство и другие участки трудового фронта. В селе остались дети, инвалиды да пожилые крестьяне… И лишь поскрёбыш – Егорка второй, названный в честь умершего во младенчестве брата, остался не у дел. Рос он нездоровым мальчиком, дохлятиком и родственники, не желая брать его под опеку, с пренебрежением говорили: «Не жилец». Смотреть за Егоркой и домом пришёл дед по материнской линии Иван…»

В рассказе Владимир Александрович вспоминает о том, что никогда не вычеркнуть из памяти, – о ежедневном выживании, голоде, нужде и страхе, горе потерь; о том, как дед научил его просить милостыню у односельчан; о том, как щедростью, жалостью и добросердечием его, ребёнка, поразила пожилая, живущая по соседству женщина Чембариха – «спасла от голодной смерти»; и о выяснившихся через 30 лет причинах её «милосердия, сострадания и привязанности к тщедушному мальчонке в те далёкие, военные годы».

«Отовсюду: со стен сельсовета, клуба, фермы и кузницы призывали лозунги одного содержания: «Всё для Фронта! Всё для Победы!» До последнего колоска, зёрнышка всё сдавалось государству. Взять себе горсть ржи, пшеницы, гороха или что-то из овощей – осуждалось как преступление. Егорка этого не понимал, он лил слёзы и просил есть. Дед Иван кормил его очищенными от кожуры репейными корневищами… Из щавеля, крапивы и лебеды дед готовил щи, добавляя в них картошку, если она имелась. Егорка сам срывал с кустов ивняка и акации цвет и набивал им живот. Но это лишь на время обманывало голод, ему хотелось хлеба, молока, каши – в доме было пусто, хоть шаром покати».

«Разгадка тайны милосердия Чембарихи к Егору пришла из уст родной матери, и не поверить этому было невозможно… Память вернула в прошлое: «Так что же получается, – поэтому она и спасала тогдашнего далёкого оборвыша, умирающего от голода, холода и тоски по родителям, потому что он был внучком деда Ивана? И её отношение к Егорке, возможно, было отражением их большой взаимной любви? А привязавшись к ребёнку, Агафья Васильевна и сама спасалась от одиночества, от тоски и грусти по любимой дочери и дорогим внукам..?»

«В каждую семью горе приходило посвоему. Кто-то получал похоронки, кто-то встречал калек и инвалидов, кто-то проливал горькие слёзы над без вести пропавшими. В каждом доме оплакивали чью-то судьбу». Беда не обошла стороной и семью Владимира Александровича Герасимова. На фронте погибли его дядя и два старших брата.

Шагнули в вечность в той войне

Два брата – оными навеки…

И жить за них досталось мне

На искорёженной планете.

И я живу немало лет,

А в голове война кружится,

И гладит мама их портрет,

А по щеке слеза струится.

Польша, 1945 год. Александр Андреевич Герасимов – отец писателя Владимира Герасимова

Бережно перебирая старинные фото из семейного архива, наш герой признаётся: «День Победы всегда будет для меня великим праздником, всегда будет занимать особое место в душе. Столько людей погибло… Эту тему надо как можно больше освещать, знакомить молодёжь с историей».

Был долог до победы путь –

Четыре страшных, трудных года.

Он через смерть прошёл и грусть,

Через печаль и гнев народа…

Прошли года… Пройдут века…

Не канут в Лету о Победе оды!

Великий праздник будет жить в веках –

Он – символ героизма и свободы.

Владимир Александрович с супругой Инессой Филипповной

У Владимира Александровича трое детей, пятеро внуков и пятеро правнуков. Писатель говорит, что всегда любил физический труд: для него это как спорт, и именно труду он обязан своим долголетием. Владимир Герасимов является членом литературного объединения «Надым». Он регулярно публикуется в окружных и областных российских изданиях. В творчестве не планирует остановки, делится, что писательских задумок у него ещё много.

Комментировать

Комментировать

Популярное

Наверх