День Победы

Фронтовой шофёр: рассказ Ивана Федярина

С годами всё меньше живых свидетелей войны, тех, кто мог бы поделиться своими воспоминаниями о событиях Великой Отечественной с внуками и правнуками. Что остаётся потомкам? Рассказы близких, архивы, фотографии. Лишь благодаря семейному наследию о героизме своего прадеда узнал Иван Федярин, электромонтёр ННГДУ. Его родные бережно хранят газетную вырезку 1976 года, в которой журналист со слов Александра Соловьёва передаёт историю его судьбы в военное время.

Александр Соловьёв, прадедушка Ивана Федярина, электромонтёра ННГДУ

«Лагерь спал беспокойным сном: всё чаще в последние дни велись среди солдат разговоры о возможном нарушении границы. До неё от места, где расположился личный состав артиллерийского корпусного полка, рукой подать – километров 30. Было около четырёх утра. В расположение не вбежал, а ворвался дежурный по гарнизону, и совсем не по-уставному, словно, не веря в случившиеся, с надрывом закричал: «Ребята, тревога! Немцы перешли границу!». Затем вдруг как-то обмяк, устало вытер вспотевший лоб и приглушенно добавил: «Это война, ребята…»

Та самая газета «Наша память», 8 мая 1976 года

И как бы в подтверждение его слов ахнул о землю тяжелый артиллерийский снаряд. Солдаты бросились к орудиям, машинам. Дневальные, в их числе был и Александр Алексеевич Соловьёв, уничтожали документацию. Когда Соловьёва сменили, он бежал к своей «полуторке» под ночным небом, освещённым огненным заревом.

Военный путь фронтового шофёра

Только через сутки, на рассвете 23 июня начался бой. Грозной мощью шла на позиции артиллеристов лавина вражеских танков и самолётов. Силы оказались неравными. Потеряв значительное число солдат и орудий, полк вынужден был начать отступление. Путь был, казалось, один – на Белосток (Польша). Но не знали бойцы, что и он уже перерезан немцами. Это стало ясным только при столкновении с ними. Пришлось повернуть на северо-восток, к Минской области. Соловьёву было приказано доставить раненых в госпиталь. Но, добравшись до Березино, шофер узнал, что госпиталя в городе уже нет. Только в Могилёве ему удалось сдать раненых и вернуться назад.

О своем первом участии в бою Александр Алексеевич рассказывает сейчас с улыбкой: «Шёл и ничего не замечал. Чувствовал только, как поднялись волосы дыбом, да спотыкался иногда о что-то».

Затем Соловьёва направили в распоряжение редакции фронтовой газеты «За Советскую Родину». Он возил на передовую корреспондентов, свежие номера, помогал полиграфистам. А потом сапёрный полк. Участвовал во взрывных работах. За эти годы фронтовой шофер – незаметный труженик войны – прошёл большой путь: Белосток, Минск, Могилев, Брянск, Тула, Кашира.

Удостоверение за взятие Кёнигсберга

Но наступил коренной перелом. Солдат воюет уже на Северо-Западном фронте: Торжок – Каунас – Кенигсберг. Всё ближе Советская армия продвигается к логовищу фашистского захватчика, всё плотнее сжимается кольцо. И вот она, Победа! Долгожданная, выстраданная, радостная. А Александр Алексеевич уже крутит «баранку» на Дальнем Востоке. Идет война с японцами.

Из множества медалей Александра Алексеевича эта, пожалуй, самая ценная

Неважно, что Соловьёв не совершал необычных подвигов, хотя и имеет он шесть правительственных наград. Важнее другое: он, как и все советские люди, своими действиями на фронте добывал Родине великую Победу. Он выстоял, выдержал все тяготы и невзгоды. Это тоже героизм.»

С. Курсевич (п. Опарино)

Комментировать

Комментировать

Популярное

Наверх