День Победы

Они Победу приближали как могли

У каждого из ветеранов Великой Отечественной – свой рассказ о войне. Длинный он или короткий, но с твёрдым словом «победа».
Ещё в 1939 году ушёл в армию мой дед по матери Степан Петрович Войтов. Служил в Белоруссии на авиабазе лётно-истребительной части под местечком Слоним. Вот там-то 22 июня 1941 года и принял он первые удары войны.

Степан Петрович Войтов

– Внезапные мощные бомбардировки врага превратили всё в сущий ад, – вспоминал дед. – Люди, техника, земля – всё летело в воздух. Солнца не было видно. Страшный грохот, шквал осколков от взрывов бомб.
Первый боевой опыт – горький, тяжелый, страшный. Потери огромные. Боеприпасов не хватало. В одном из боёв при отступлении дедушку ранило. Только через шесть суток довезли его до медсанбата, чтобы перевязать и первый раз обработать раны.
Госпиталь, выздоровление. Учёба в разведывательном диверсионно-подрывном батальоне при ленинградском училище. И на передний край. В 145-й отдельный батальон связи 3-й танковой армии 1 Украинского фронта.

Степан Петрович Войтов: «Мы всегда верили, что победа будет за нами»

Дед не очень-то любил рассказывать войне, постоянно говорил нам, внукам: «Не дай бог вам это пережить. Тяжело было неимоверно. Жизнь мерили ценою смерти. Но запомните: всегда верили, что победа будет за нами». Одно из его немногих воспоминаний врезалось мне в память.
– Это было при освобождении Украины, возле какого-то села. Бой шёл вторые сутки. И вот лежу я всё это время в грязной снежной няше, голодный, до нитки промокший, кругом пули свистят – головы не поднимешь, взрывы, грохот снарядов. А тут, смотрю, прямо на меня немецкий танк прёт. И такая вселенская злость меня взяла: что ж ты, гад, пришёл на мою землю и меня втоптать в неё хочешь? Да не будет этого. Поднялся, успел крикнуть «За победу» и швырнул в него гранату. Что было дальше – не помню.
И снова госпиталь. Снова передовая. Участвовал в освобождении Киева, Праги, штурме Берлина. Награждён орденами Великой Отечественной войны 1 и 2 степеней, боевыми медалями.
«Как ты выжил, солдат? Сколько раз умирал?» Много раз ходил под смертью и другой мой дед по отцу – Яков Демьянович Кондрюков. Он ушёл на войну в 1943 году. О том, как бил врага, узнавала из скупых рассказов отца и по архивным документам – «кратким изложениям личного боевого подвига рядового 396-й отдельной разведроты 333-й Краснознамённой Синельниковской стрелковой дивизии Кондрюкова Якова Демьяновича».

Яков Демьянович Кондрюков

«Восьмое октября, хутор Запорожец. Красноармеец Кондрюков в течение 7 октября 1943 года изучал передний край противника. Благодаря тщательному наблюдению, он точно определил его и выбрал участок для нападения. Во время действий красноармеец Кондрюков первым набросился на немецкого ефрейтора… ударом кулака свалил его наземь… Немецкий ефрейтор был взят в плен и доставлен в штаб дивизии, где дал ценные сведения. На боевом счету красноармейца Кондрюкова 14 убитых немецких солдат и уничтоженные гранатами 2 пулеметные точки. Лейтенант Литвинов».
А через несколько дней – 13 октября 1943 года – новое задание. Разведчикам была поставлена задача: уточнить передний край противника в районе Вильно-Андреевского хутора, его огневую систему обороны и захватить контрольного пленного. Задача была выполнена. Но, «возвращаясь в своё расположение, группа обнаружила пулемётную точку противника. Красноармейцы Кондрюков и Якубенко подползли незаметно, уничтожили гранатами пулемётную точку и пять немецких солдат. Лейтенант Литвинов».

На боевом счету красноармейца Кондрюкова 14 убитых немецких солдат и уничтоженные гранатами 2 пулеметные точки

И снова на задание. Район Марьевка-Ново-Сергеевский. «В ночь с 28 на 29 ноября 1943 года Кондрюков вместе с двумя разведчиками шёл в головном дозоре захватывающей группы… Наткнувшись на три пулемета противника, разведчики обошли их и, подкравшись к блиндажу бросили в него гранатой. Из блиндажа выскочило пять немцев. Разведчики троих уложили, а двух захватили… Находившийся рядом взвод немцев попытался отбить пленных. Кондрюков с двумя товарищами сдерживали натиск, пока другие не оттащили пленных в безопасное место. Уложив до 20 немцев, разведчики без потерь вернулись обратно. Захваченные пленные дали ценные показания».
Приказом по 333-й Краснознамённой Синельниковской стрелковой дивизии дед и награды получал: 17 октября 1943 года – орден Отечественной войны 1 степени, 19 октября 1943 года – орден Красной Звезды, 10 декабря 1943 года – орден Красного Знамени.
Обоим моим дедам посчастливилось вернуться с войны живыми и встретить ещё не один День Победы. Сегодня их уже нет рядом с нами. Но всякий раз, когда я вглядываюсь в их фотографии, смотрю на ордена и медали живых ещё ветеранов, они сияют для меня неимоверно ярким светом. Как и наша Победа, которую «приближали как могли» и мои деды – Степан Петрович Войтов и Яков Демьянович Кондрюков.

Фото из семейного архива Ярославы Налимовой и из свободных источников

Комментировать

Комментировать

Популярное

Наверх